Чистый лист

0
55

Я пришел, чтобы исчезнуть. – произнес он, рефлекторно поправив галстук, висящий на вороте несвежей рубашки.

— Ну, рассказывайте. – без особого интереса произнесла женщина за белым столом на фоне белой стены. За стеной жужжал какой-то механизм, а больше ничего слышно не было. Мужчина нервно поерзал на стуле.
— Я пришел, чтобы исчезнуть. – произнес он, рефлекторно поправив галстук, висящий на вороте несвежей рубашки.
— Это понятно. – отозвалась женщина, листая толстую тетрадь. – Причина?
— Я…так больше не могу. Все эти…обязанности, кредиты, и на работе все время…я просто не могу, понимаете? – сбивчиво залепетал мужчина. Женщина закивала, бесцельно листая страницы.
— Понимаю, понимаю. И чего же мы хотим? – она наконец удостоила пришедшего взглядом. Серые глаза сквозь очки – половинки устремились на щуплого посетителя. Тот уперся мысами старых туфель в ножки неудобного стула. Вновь вцепился в галстук.
— Я бы…хотел куда-то уехать… Но вообще я рассматриваю любой вариант!
— Прямо-таки любой? – усмехнулась женщина, подперев голову кулаком. Мужчина потупил взгляд.
— Ну конечно…прямо под забор или там…в психушку не хотел бы… — робко начал он.
— Ну ясно, ясно. – отмахнулась женщина. – показывайте, с чем пришли – посмотрим, что можно сделать.
Мужчина не сразу сообразил, что от него хотят. А потом спохватился, дрожащими пальцами вцепился в замок на портфеле и открыл крышку.
— Вот у меня тут… — неприятно длинные пальцы принялись изымать из черной пасти портфеля вещи. Одна за другой они ложились на стол. – Вот паспорт, удостоверения…бейджики с работы…мне говорили, их тоже надо.
— Все надо. – женщина решительно отодвинула от себя тетрадь и сгребла вещи в кучу. – Все, что олицетворяет вас. Да не тяните, выкладывайте сразу всю сумку.
Тот закивал и спешно принялся извлекать остатки портфеля. На столе появились медали за спортивные соревнования, абонементы в фитнес зал, медицинская страховка и проездной, школьные рисунки, грамоты, дипломы, ключи, любимые сигареты, фотографии семьи и друзей, памятные вещицы из поездок, приглашения и открытки, дорогие запонки.
— Отцовский подарок – на лице мужчины промелькнула ностальгическая улыбка. Женщина посмотрела на него с некой жалостью. Молча сгребла вещи в кучу. Мельком осмотрела.
— Это все?
— Да, да… — закивал мужчина.
— Точно? – прищурилась женщина. Мужчина со вздохом извлек из кармана обручальное кольцо.
— Я подумал, это ведь…ну…-он замялся, крутя кольцо в руках.
— Это память. – вздохнула женщина. – Если вы собрались исчезать, вам нужно полностью обнулить свою личность. Такие условия, иначе не получиться. Если вы еще не готовы – уходите. Придете, как надумаете.
— Нет, нет! – замахал руками мужчина. – Я готов. Я просто…- он положил кольцо на гладкую столешницу. – Простите…
— Сложно, понимаю. Но тут, знаете, либо туда, либо сюда, посередине не получится. – сказала женщина, забирая кольцо.
— Да, да, конечно. – мужчина набрал в легкие воздуха и резко выдохнул. – Я готов!
— Хорошо. – женщина извлекла из выдвижного ящика стопку скрепленных бумаг и протянула мужчине. – Заполняйте. Ручка есть?
Ручка у мужчины была. Пока он изучал страницы, придерживая их подрагивающими пальцами, женщина извлекла из-под стола прозрачный контейнер и принялась укладывать туда вещи.
— Скажите, имя и фамилию…писать настоящие? – уточнил мужчина, стараясь не смотреть на женщину.
— Да. Другие вам потом выдадут. – отозвалась она, убирая дипломы и фото в пластиковую папку.
Мужчина заскрипел ручкой по бумаге.
Через какое-то время он протянул их обратно. Женщина их пролистала, оторвала часть первой страницы, подцепила уголок ногтем и оторвала защитный слой. Бумага, заполненная убористым почерком, прилипла к прозрачному боку контейнера.
— Итак, я обязана вас еще раз устно предупредить, что эти вещи, согласно подписанному вами договору, теперь не являются вашей собственностью. Их может затребовать ваша семья или какие-либо из государственных структур по причинам, перечисленным в договоре. Но не вы. Вам это понятно?
Мужчина кивнул.
— Также я обязана вам сказать, что какие-либо претензии относительно вашей новой личности с момента прибытия на новое место жительства приниматься не будут. Ваш последний шанс что-либо обжаловать – во время получения новых бумаг на руки, здесь, в конторе. Вы согласны?
— Да, да… — глядя в пол, закивал мужчина. – Я слышал… что можно и без личности.
— Ну вы вроде как под забор не хотели? – сказала женщина.
— Да, не хотел бы… — согласился мужчина.
— Значит, про документы вы поняли. – женщина убрала стопку бумаг и открыла толстую тетрадь – распишитесь вот здесь. – она ткнула своей ручкой напротив фамилии мужчины. Он сглотнул, глядя на знакомые буквы. Мотнул головой и расписался.
— Теперь раздевайтесь. – скомандовала женщина, закрывая тетрадь.

— Прямо здесь? – схватился за галстук мужчина.
— Вон там ширма. – махнула рукой женщина, сосредоточенно заполняя свою часть бумаг. Мужчина медленно проковылял к белым створкам. За ними оказалась табуретка и белый халат. А еще корзинка для вещей. Он сложил туда пиджак, помятые брюки, рубашку, которую он одел три дня назад, ботинки и портфель.
— Нижнее белье, носки тоже снимайте. – раздался голос женщины. Мужчина подчинился. Он вышел из-за ширмы в халате, неся корзину в руках.
— Сюда давайте.
Женщина взяла корзину и сложила ее содержимое в пластиковый пакет. Который тоже отправился в контейнер.
— Готовы? – в последний раз спросила она.
— Готов. – глядя в пол, повторил мужчина.
На контейнер легла крышка. Женщина опечатала ее сургучом и нажала на кнопку, расположенную на встроенной в стол панели. За ее спиной загрохотал какой-то механизм. Часть стены отъехала и мужчина увидел стальную ячейку метр на два, в котором уже стоял его велосипед. Женщина поставила контейнер в ячейку и снова нажала на кнопку. Стальная дверь ячейки захлопнулась, механизм снова залязгал, и часть стены вернулась на место.
— Пойдемте.
По длинному коридору женщина проводила мужчину в комнату, покрытую белым кафелем. Там его ждали люди в защитных костюмах. Мужчина инстинктивно дернулся, но женщина ободряюще похлопала его по спине.
— Вашу индивидуальность надо смыть. Это не больно.
Его помыли. Сбрили недельную щетину и волосы с головы, отстригли ногти на руках и ногах. На выходе осмотрели.
— Татуировки, пирсинг? – спросил глухой голос сквозь защитный костюм.
Мужчина покачал головой.
Ему выдали белую рубашку, белые брюки и белые кроссовки. Женщина дожидалась его в коридоре.
— Поздравляю, вы официально аннулированы.
Мужчина молча кивнул. Пальцы аккуратно трогали обритую голову.
— Так надо. – сказала женщина. – Отрастут.
Женщина проводила мужчину в кабинет. Белый пол, белый свет. Белый человек в белом за белым столом.
— Оставляю вас. Удачи. – за женщиной захлопнулась дверь.
— Присаживайтесь. – мужчина в белом улыбнулся. – Вам, наверняка, не терпится узнать, что же дальше?
Мужчина медленно подошел и опустился на стул напротив. Почему-то улыбающийся белый костюм внушал ему меньше доверия, чем суховатая, но все же честная женщина.
— Я бы не хотел без имени… — аккуратно начал он.
— Не переживайте, имя у вас будет. Ваших средств как раз хватило на то, чтобы начать с прекрасного места – с собственной квартирки в самом центре Безопасного Района и вот такого вот симпатичного документика.
Мужчина получил в руки справку. С бумаги на него смотрели незнакомые имя и фамилия.
— Это я? – уточнил мужчина.
— Будете, если вас все устраивает. – расплылся в неестественной улыбке костюм.
— Разве есть выбор?
— Ну конечно! Выбор всегда есть! Можете начать с улицы – кому-то так удобнее.
— Нет –нет, улица…нет. Квартира, имя…меня все устраивает.
— Ну и отлично! – костюм потер руки и вынул из стола пачку купюр. – вот. Этого вам должно хватить на первое время. Как и продуктов в холодильнике, как и платы за квартиру, газ, свет, воду. В общем, базовый пакет в полном вашем распоряжении.
— Что насчет работы? – спросил мужчина, неосознанным движением подтягивая к себе пачку купюр.
— Вот так сразу? Вы же только что ушли с работы! – брови костюма удивленно взлетели вверх.
— Я…просто… — мужчина растеряно замолчал.
— Дорогой мой, вы просто еще не осознали своего нового положения. Вас прежнего больше нет. Вы – чистый лист. Ноль. Tabula rasa. Вам совершенно незачем цепляться за какие-то отголоски прошлого. Более этого, теперь это для вас губительно. Дайте себе время. Отдохните. Полежите в кровати несколько дней, послушайте ветер. Многим помогает.
Мужчина молчал, глядя на купюры и справку у себя в руках.
— То есть, я могу…что угодно? – наконец произнес он.
— Ну конечно! – сверкнул безупречными зубами костюм. – Мы вас ни в коем мере не ограничиваем. Видите ли, наша организация, как вы разумеется, понимаете, помогает начать все сначала. Каким будет это начало остается полностью на ваше усмотрение. Как только вы устроитесь на месте, мы перестаем как-либо за вами следить. Хотите убивать и грабить – право ваше. Хотите лежать в постели и жить на пособие – тоже пожалуйста. Уйти из квартиры и пойти, куда глаза глядят – можно, только наверное, это не совсем ваше, не так ли?
— Да, иначе я бы не платил вам… — нервно усмехнулся мужчина.
— Ну вот видите. – кивнул костюм. – Что ж, если вас все устраивает – распишитесь вот тут. – перед мужчиной лег планшет с ручкой. – О, Вам дать минутку придумать роспись?
— Что? Ах, да…- мужчина опустил руку, готовую поставить привычный росчерк. Через минуту он снова поднял ее и поставил неуверенную закорючку.
— Вполне подойдет. – улыбнулся костюм. – что ж, теперь, если у вас нет вопросов, проходите вот в эту дверь – там вас будет ждать машина, которая довезет вас к вашей квартире.
Костюм уверенным шагом пересек комнату и распахнул перед мужчиной боковую дверь. Подул ветер.
Мужчина поднял взгляд.
— Я готов… — почти рефлекторно подарил он.
— Ну и славненько! Ах, да. Секундочку. – костюм подал мужчине пальто – такое же белоснежное, как все вокруг. – Там может быть прохладно. – улыбнулся он.
Мужчина оправил пальто на плечах.
— В добрый путь! – произнес костюм, когда мужчина перешагнул порог, за которым оказался обшарпанный бетонный коридор. – Вам по прямой, да, да! И спасибо, что воспользовались услугами нашей компании!
Дверь за спиной мужчины со скрежетом захлопнулась.
Источник