Подружки

0
87

На дне самого глубокого и недоступного горного ущелья, там, где еще ни разу не ступала нога человека и где она вряд ли когда-нибудь ступит, стоит дом. Совсем небольшой одноэтажный каменный домик. Хозяин, а точнее хозяйка этого жилища, построила его много, очень много лет назад в надежде на то, что время от времени, когда усталость будет одолевать ее, она будет приходить сюда и проводить в доме часы своего отдыха. И действительно, в те далекие времена она е

Вы когда-нибудь не спали хотя бы пять тысяч лет? Нет? Тогда вряд ли вы сможете прочуствовать ту усталость, которая навалилась на Смерть за все время ее бодрствования. Ее глаза начали слипаться еще в четвертом веке, в десятом появился шум в ушах, а в восемнадцатом она один раз даже уснула на ходу.
— Нужно срочно отдохнуть, — решительно прошептала она тогда сама себе, — еще немножко поработаю и спать.
"Еще немножко" растянулось на два века, хотя, это время действительно показалось для нее мгновением. Так уж устроено ее восприятие.

В тот день Смерть отвела очередную группу душ в Место Пребывания, затем сладко потянулась, сопроводив это широким зевком и направилась домой. Уже через тысячную долю секунды она вставляла ключ в заржавевшую замочную скважину, а еще через миллионную долю секунды открывала шкаф, из которого доставала невероятной красоты колпак для сна со звездами, вышитыми на нем самой нитью мироздания, домашние тапочки из паутины самых древних пауков Земли, и мягкий халат такого насыщенного черного цвета, что даже последние лучи заходящего Солнца, проникающие в ущелье, уклонялись от соприкосновения с ним.

Облачившись во все это одеяние, Смерть разобрала постель, и, аккуратно свернув покрывало и положив его на стул, наконец-то легла на чистейшую простыню, впервые за тысячи лет приняв горизонтальное положение.
— Это просто неверо… — шепнула она сама себе, но так и не успела договорить свою историческую фразу, так как звенящую тишину гор нарушил требовательный стук в дверь.
Смерть открыла глаза и повернула голову в сторону звука. Стук повторился. Тяжело вздохнув, она села на край кровати и, вставив ступни в тапочки, пошаркала к выходу (кстати, она действительно шаркала. Видимо домашние тапочки обладают какой-то древней магией, которой подвластна даже сама Смерть).

— Что? — настежь распахнув дверь, недобро произнесла она.
— Ой, я думала, что здесь нет никого, — отпрянула от двери нежданная гостья.
— Именно поэтому ты и стучала в дверь?
— Я же должна была убедиться, что дом пуст?!
— Дом не пуст, — коротко ответила Смерть и уже собралась захлопнуть дверь, но что-то ее остановило, — погоди, погоди… А ну-ка подойди поближе.

В сгущающихся сумерках уже сложно было различить черты лица гостьи, но почему-то они показались ей знакомыми.
— Ладно, пойду я тогда другое место искать, — проигнорировала гостья слова Смерти и уже собралась уходить.
— Да подожди ты, говорю! — хозяйка дома быстро спустилась по ступенькам крыльца и, подбежав к гостье, схватила ее за руку, — а-а… Вот оно что… Подруга Любовь ко мне пожаловала. Ну, привет.
— Смерть? — округлила свои голубые глаза Любовь, — что с тобой? Что за наряд?
— Да это… Домашнее, — выкрутилась она.
— Так это твой дом что ли?
— Мой. Ты мне лучше скажи — чего ты здесь забыла?
Любовь потупила взгляд и густо покраснела. Даже в темноте можно было увидеть ее смущение.
— Глянь-ка на меня, подруга, — Смерть взяла Любовь за подбородок и подняла так, чтобы было видно ее лицо, — ой, а чего глазки такие усталые? Спать что ли хочешь?
— Да ничего я не хочу, — вырвалась Любовь из цепких рук, — просто… Просто ветром надуло.
— А, вот оно что… Ветром надуло. Понятно. Ну, ладно, ладно. Пойду я тогда домой, а то прохладно здесь.
Смерть развернулась и зашагала к дому.

— Подожди, — послышался за ее спиной неуверенный голос.
Смерть остановилась.

— А ты всегда по дому в колпаке для сна ходишь?
Хозяйка дома повернулась и уставилась прямо в глаза Любви. Зрительная дуэль длилась недолго. Наконец Смерть отвела взгляд и махнула рукой.
— Заходи.

***
Устроившись на кухне, две подруги сидели за столом и пили ароматный чай, болтая о всяких пустяках. Смерть уже успела переодеться в свои обычные мрачные одежды, а Любовь — умыться и привести в порядок свое лицо. Их разговор нельзя было назвать беззаботным. То и дело они бросали друг на друга быстрые взгляды, оценивая состояние своей собеседницы.
— А я и не знала, что ты себе дом построила, — подперев тяжелеющую голову рукой, произнесла Любовь.
— А ты так и не решилась?
— Нет, — грустно покачала она головой, — не на этой планете, не на этой…
— Как же ты здесь оказалась-то? — хитро прищурилась Смерть, — я специально место такое выбирала, чтобы ни одна живая и неживая душа до сюда не добралась.
— Да как… — глаза Любви забегали, — я этот домик давно заметила, все думала — чей же он? Но ни разу хозяев не видела. Просто решила… Посмотреть.
— Поспать, наверное, хотела? Отдохнуть, чтоб никто тебя не нашел?
— Да ну! Куда спать? Я и не думала об этом совсем.
Смерть закивала, подыгрывая своей подруге.
— Да, дел много, куда нам спать? А я смотрю, ты, подруга, устала?
— Я? — Любовь быстро убрала руку от подбородка и выпрямила спину, как можно шире открыв глаза, — нет конечно. Я в порядке. А вот у тебя что-то язык заплетается. Ты пойди, вздремни немного, я видела, что у тебя уже и кровать разобрана.
— А, — махнула рукой Смерть, — это я свой блокнот искала. Оказалось, что он под одеялом был.
— Поня-я-ятно, — протянула Любовь и тут же отвернулась, чтобы Смерть не заметила, как она зевает.
— Если хочешь, можешь полежать немного на моей кровати, — предложила хозяйка дома, — а я здесь посижу.
— Нет, — покачала головой Любовь, — я не могу позволить себе такое неуважение к гостеприимной хозяйке. Это же твой дом. Ты и отдыхай.

Любовь бросила быстрый взгляд на столешницу, на которой лежал ключ от дома. Смерть, заметив это движение, тут же напряглась, сразу раскусив план своей соперницы. Ну конечно! Что же может быть проще, чем, усыпив бдительность хозяйки дома, запереть ее здесь навсегда и победить в этой вечной войне противостояний. Но ведь и она может поступить аналогично…

— Нет, подруга, — покачала головой Смерть, — некультурно спать, когда в твоем доме гости.
Она встала из-за стола, взяла пустую чашку в руку и направилась к раковине. Протяни ладонь — и ключ в руке. Она медленно оглянулась через плечо. Любовь пристально наблюдала за каждым ее движением. Смерть снова повернулась к раковине и широко зевнула, прикрыв рот рукой. Выждав пару секунд, она взяла в руку чашку и, как будто случайно, уронила ее на пол. Осколки полетели во все стороны.
— Ой, — театрально схватилась за голову Смерть.
— Не переживай, я уберу, — поднялась из-за стола Любовь, — ты только веник мне принеси.
— Веник? — растерялась хозяйка, — а-а… Он как раз в прихожей. Будь добра, сходи за ним.
— Может ты сама сходишь, а я подмету?
— Ой, — хлопнула себя по лбу Смерть, — вот же он, у тебя за спиной.

И тут Смерть, воспользовавшись тем, что Любовь на секунду отвернулась от нее, схватила ключ и ринулась к выходу. Но Любовь ждала этого и, перепрыгнув через стул, тут же вцепилась в ее длинный балахон. Смерть, споткнувшись обо что-то, полетела на пол, увлекая за собой и свою соперницу. Несколько секунд невозможно было разобрать — кто есть кто. Борьба шла не на шутку. Во все стороны летели предметы интерьера и обрывки одежды. Две соперницы, слившись в один копошащийся клубок, уже докатились до двери из дома. Распахнув ее своими телами, они покатились по ступеням крыльца и дальше — по снегу. Наконец, окончательно выдохшись, они оттолкнулись друг от дружки и вскочили на ноги, тяжело дыша и буравя друг друга взглядами.
— Отдай ключ!
— Да нет его у меня!
— А где он?
— Я его еще в прихожей выронила, когда ты в меня вцепилась.
— Врешь? Снова обмануть меня хочешь?
— Да не вру! Выпал в прихожей. Наверное лежит возле…
Смерть протянула руку, указывая в сторону дома, да так и замерла. Дверь, тихонько скрипнув под порывом ветра, медленно захлопнулась, лязгнув напоследок звуком защелкивающегося замка.

***
Так и не получилось поспать ни Смерти, ни Любви. И видимо вряд ли теперь удастся. Ведь дверь от единственного места во всем мире, где они могли отдохнуть, так и останется навеки запертой. Так они и ходят с тех пор по свету. Смерть с красными глазами и Любовь в разорванной одежде.

ЧеширКо