Попугаи, корабли, спиртяшка

0
37

Попугаев Жако было запрещено ввозить в Советский Союз, однако из Анголы их везли практически все, минуя таможню хитрым образом.

Для провоза живого груза необходимо, чтобы этот груз вел себя как мертвый, то есть не трепыхался и вообще прикидывался курой гриль, только маленькой. Потому попугаев просто напаивали аж целой столовой ложечкой медицинского спирта, после чего они минимум на сутки отрубались и представляли собой не более чем бессловесное анатомическое пособие по строению птичьей тушки в состоянии анабиоза. Обычно коматозное животное погружалось в контейнер навроде тубуса для чертежей, в котором просверливались аккуратные дырочки.
Кто знает, может, в этот раз спирт оказался разбавленный или попугай бывалым, но на таможенном досмотре, когда офицер открыл сумку, тубус для чертежей вдруг затрепыхался и из него вылез взъерошенный попугай.
— Оп-па! – только и смог сказать таможенник. – Что же это вы, товарищ, незаконный груз перевозите?!
Хозяин груза уже собрался, было, оправдываться, но жако встряхнулся, расправил перышки и заорал на весь аэропорт:
— Я русский! Я ру-у-у-сссский! Русский!!!
Ну и как было не впустить такого товарища на Родину?

Попугаи Жако на вид невзрачные, небольшие, раза в два-три больше размерами, чем волнистые, серенькие, без особых украшений. Одно только их отличает – интеллект. Очень быстро они учат человеческую речь и, мало того, вовремя и к месту применяют полученные знания. Обитают в Африке, и, несмотря на всю свою дикость, быстро привыкают и привязываются к людям, особенно если начинают общаться с ними еще птенцами. Один из военных советников из командировки привез такого птенца. Маленького и голенького, еще не обросшего перьями, офицеры кормили его с руки и всячески приручали. Через год он подрос и, хотя не научился летать, принялся бодро бегать по помещениям. К тому времени серенький попугайчик уже знал массу русских, английских и португаш (португальско-английский диалект, на нем говорит основная масса населения Анголы) ругательных слов и вовсю ими пользовался в повседневной жизни. Когда утром его хозяин уходил мыться, Жако выбегал из комнаты и важно шел по коридору, заглядывая во все комнаты подряд и комментируя увиденное:
— Как же так?! Что за х**ня? – вопрошал он, заглядывая в первую комнату.
Там все спали, что не соответствовало попугайскому распорядку.
— На-а-аадо же! – заключал он и шел дальше.
— Сми-и-ирнааааа! – орал Жако у входа в другую комнату. Там обитал генерал-майор, старший среди военных советников и известный своим командирским басом, а также любовью подать хорошенькую такую команду, чтоб неграм света не видеть.
— А? Что?! Где? Бл**!!! – вопил пробуждающийся генерал, потом отворачивался к стенке, и бурчал, — Чтоб ты сдох, пернатое.
— Сам дурак! – не оставался в долгу попугай и шел дальше.
В следующей комнате только продирали глаза переводчики, и к ним Жако обращался на буржуйском:
— Fаck you, не так ли, господа?
— Жако! Не зли меня! – кряхтел Денис.
— Мая твая не панимает! – заявлял попугай и шел дальше.
Полковник Крокодил обычно к тому времени уже вовсю бодрствовал, писал письма на родину и употреблял местное пиво. Его комната как раз шла следующей после переводчиков. Возле нее Жако обычно задерживался и провозглашал менторским тоном зама по воспитательной работе:
— Опять бухаете, товарищи?! Как можно!
— Не учите меня жить! – отвечал Крокодил и протягивал руку к попугаю. Жако важно вышагивал к нему, потом взбирался как на жердочку на указательный палец, оттуда на стол и говорил:
— Безобр-р-р-р-азие! Никакого пор-р-ядка! Кругом сплошное пьянство и разврат! Вы так не считаете? – и вопросительно заглядывал полковнику Крокодилу в глаза.
— Согласен полностью! – поддерживал Крокодил и наливал попугаю пива в блюдечко.
— Ур-р-ра! – провозглашал тост попугай и пил. — У-у-у-х-х, спиртя-я-яш-ш-шка!
Поскольку комната полковника Крокодила по коридору была далеко не последняя, и не только Крокодил радовался пиву жарким утром, к своему хозяину Жако добирался в состоянии некоторого алкогольного опьянения.
— Эх вы, сволочи… — грустно говорил хозяин. – Опять напоили. Ну и что мне с тобой делать?
— Пошли по бабам! – отвечал попугай…
Дело близилось к дембелю, хозяину Жако предстояло отправиться на родину. Чемоданы собраны, фотографии распечатаны, билеты куплены, джипы до аэропорта заправлены. А как же быть с попугаем? Почему бы не сделать так, как делали поколениями остальные советники? Для маленького попугайчика, чтоб хватило на сутки неподвижности, достаточно одной чайной ложки чистого спирта. Если попугай большой, тогда столовой. Жако налили столовую ложку спирт.
— Спиртя-я-яш-ш-шка! – сказал попугай и выпил.
Когда Жако очнулся в России и выбрался из коробочки, сердобольный полковник уже держал наготове блюдечко пива:
— Ну как, Жакошка? Голова не болит?
Попугай встрепенулся, поднял хохолок и сказал:
— Холодно, бл**! — пошел к коробке, где и улегся с комфортом.
— Прям как ты, — сердито заметила жена хозяина, наблюдавшая всю картину.
— Пи**р-р-расы! – выкрикнул Жако и уснул.
— Точно как ты! – убежденно сказала жена.

Ссылки по теме: