Майкл Джексон, запоздалые обвинения и охота на ведьм

0
108

"Майкл Джексон изменил мир и лично мою жизнь навсегда. Благодаря ему я танцую, благодаря ему пишу музыку, и во многом благодаря ему я верю в чистоту человеческой души…"

Когда в июне 2009 года Майкл Джексон неожиданно умер, 26-летний хореограф Уэйд Робсон – который нынче попал на передовицы, обвинив певца в сексуальных домогательствах, — написал о своем давнем друге и учителе:

«Майкл Джексон изменил мир и лично мою жизнь навсегда. Благодаря ему я танцую, благодаря ему пишу музыку, и во многом благодаря ему я верю в чистоту человеческой души. Он был моим близким другом на протяжении 20 лет. Его музыка, его танцы, его слова вдохновения и поддержки и его безусловная любовь будут жить во мне вечно. Я буду скучать по нему безмерно, но я знаю, что теперь он в покое и очаровывает небеса своей мелодией и лунной походкой».

Столь сентиментальное заявление вовсе не стало сюрпризом для тех, кто знал историю Робсона. Во время мирового турне Джексона Bad, проходившего в 1987 году, пятилетний Робсон выиграл в Австралии местный танцевальный конкурс. В качестве приза ему выпала возможность встретиться с Королем поп-музыки и присоединиться к своему кумиру на сцене в финале концерта.

После этого прошло два года, прежде чем Робсон снова увидел Джексона. На этот раз мальчик выступал в Диснейленде, и его мать, Джой, решила связаться с секретарем Джексона и попробовать устроить им еще одну встречу. Джексон позволил семье Робсонов навестить его в студии Record One, где он работал над альбомом Dangerous. Также он пригласил их в гости на свое ранчо Неверленд. Такое гостеприимство было для Джексона вполне обычным делом. Примерно в тот же период он провел много часов на ранчо с носителем ВИЧ Райаном Уайтом, которого избегали, дразнили и задирали одноклассники в его школе в Индиане. «Эти поездки в Калифорнию придавали мне сил», — говорил Райан Уайт. Подобными воспоминаниями о ранчо Джексона делятся и сотни других людей.

Вскоре после поездки в Неверленд семья Робсонов решила переехать в Калифорнию, чтобы дать Уэйду и его сестре Чантал больше возможностей в шоу-бизнесе. В последующие годы дружба между Робсонами и Джексоном расцвела. Уэйд Робсон был талантливым и амбициозным ребенком, и Джексон взял на себя роль его наставника. Он учил его нюансам сценического мастерства и подписал в свой лейбл MJJ Productions. Также Джексон давал ему небольшие роли в своих музыкальных видео, например, в «Black or White».

Робсон сделал успешную карьеру в шоу-бизнесе: он ставил шоу для таких артистов как Бритни Спирс и ‘N Sync, а позже его номера показывали в передаче «So You Think You Can Dance». В 2005 году он женился на уроженке Гавайев Аманде Родригес.

В том же году Робсон, у которого тогда были все основания избегать циркового процесса 2005 года по делу Майкла Джексона, решил дать показания под присягой о своей дружбе с артистом. На допросе, проведенном адвокатом Джексона Томасом Мезеро, а после на безжалостном перекрестном допросе Робсон прозаично рассказал о своем времяпрепровождении с артистом. Он неоднократно и категорически отрицал сексуальные домогательства и любое другое неподобающее поведение по отношению к себе.

После того как Джексона оправдали по всем обвинениям, мать Уэйда Робсона, Джой, сказала о том, какое облегчение испытала ее семья: «Мы плакали и визжали, плакали и визжали… Мы все верили в то, что правда восторжествует… Я всегда говорила Майклу: “Хотела бы я, чтобы мир знал того Майкла, которого знаем мы”».

Позднее в том же году Уэйд Робсон пригласил Джексона на свою свадьбу, но Джексон ответил отказом, потому что не хотел превращать чужой праздник в цирковое представление с участием масс-медиа.

Джексон и Робсон оставались хорошими друзьями. При любой возможности Робсон продолжал называть Джексона своим главным источником вдохновения. В последний раз они встречались в Лас-Вегасе в 2008 году. Джексон жил там со своими тремя детьми, а Робсон в это время работал в городе над музыкальным шоу. «Мы с женой устроили барбекю с ним и его тремя детьми, — вспоминал Робсон. – Это была самая нормальная в мире вещь».

С момента их первой встречи прошло более 20 лет, и Робсон по-прежнему, как сам признается, не чувствовал никаких эффектов прошлого насилия или травмы. Его жизнь и карьера процветали. Он также, казалось, не испытывал никакого беспокойства за маленьких детей самого Джексона.

Если верить первичным сообщениям в прессе, адвокат Робсона Генри Градштейн утверждал, будто его клиент солгал под присягой и продолжал петь хвалы артисту после его смерти потому, что предполагаемое совращение был «подавлено» в его памяти. Подавленная память – ситуация, когда человек верит, будто забыл или блокировал в памяти травмирующее событие, а потом, годы спустя, «восстановил» его, — это крайне спорное явление в области психологии. Как заявляет Американская Ассоциация Психологов, «клинические психологи с опытом утверждают, что феномен восстановленных воспоминаний очень редок (так, например, один опытный врач сообщил, что сталкивался с синдромом восстановленной памяти лишь один раз за свою двадцатилетнюю практику)». Подавляющее большинство экспертов сходится во мнении, что подобны «воспоминания» ненадежны, если не подкреплены убедительными доказательствами. Доктор Ричард Макналли, профессор и директор клинического обучения на факультете психологии Гарвардского университета, описывает феномен запоздало восстановленных воспоминаний как «самую вредоносную выдумку, когда-либо заражавшую психологию и психиатрию».

Но в интервью передаче «Today Show» Робсон заявил, что его воспоминания о домогательствах вовсе не были подавлены: он просто не в состоянии был справиться с ними эмоционально и психологически. Робсон утверждает, будто во время суда 2005 года он вполне осознавал, что Джексон являлся растлителем детей, но решил солгать под присягой, так как еще не понимал, что произошедшее с ним – неправильно и плохо. В то время Робсону было 22 года. Но может быть, спросите вы, в последующие годы он пожалел о своем решении и обратился в правоохранительные органы – хотя бы ради того, чтобы защитить новых потенциальных «жертв»? Нет. Вместо этого в 2008 году он ел барбекю с семьей Джексона, а в 2009, 2010, 2011 и 2012 годах пел ему хвалы без всякого наущения и принуждения.

Стоит ли говорить, что к обвинениям в сексуальных домогательствах всегда следует относиться серьезно. Однако когда человек убедительно и достоверно излагает свою историю уже во взрослом возрасте, а потом внезапно изменяет ее, не предъявляя при этом никаких улик (писем, фотографий, частных разговоров, свидетелей и т.п.), и требует материального возмещения, его слова заслуживают здоровой доли скепсиса. Верить таким заявлениям на слово может быть опасно – не имея под собой оснований, они, тем не менее, могут разрушать чужую жизнь и репутацию.

Если верить адвокату Уэйда Робсона, Генри Градштейну, где-то в 2012 году у хореографа случился психический срыв, и он «свалился под стрессом» от своей вернувшейся памяти. Карьера Робсона также пошла под откос, и хореограф таинственно исчез из ряда проектов. Вскоре после этого Робсон решил предъявить Фонду наследия Джексона требование о возмещении убытков. Кроме того в Верховном суде Лос-Анджелеса Робсон возбудил гражданский иск, направленный, по данным прессы, против связанных с Джексоном компаний. Таким образом, кто бы что ни думал по поводу этих обвинений, цель их – не просто эмоциональное исцеление. Робсон, очевидно, хочет, чтобы ему заплатили.

Говард Вайцман, адвокат, представляющий интересы Фонда наследия Джексона, в своем заявлении назвал обвинения Робсона «возмутительными и жалкими». «Этот молодой человек как минимум дважды за последние 20 лет давал показания под присягой и утверждал в многочисленных интервью, что Майкл Джексон никогда не вел себя с ним неподобающе. Теперь, почти через 4 года после смерти Майкла, он делает это глупое и неправдоподобное заявление. Мы уверены, что суд отнесется к нему соответственно».

Адвокат Джексона Томас Мезеро говорит, что заявления Робсона бесстыдно мотивированы жаждой денег, учитывая выбор момента (обвинения были выдвинуты во время суда на крупную сумму между матерью Джексона и концертным промоутером AEG) и тот факт, что после смерти певца его Фонд наследия заработал огромные прибыли.

Как бы вы ни относились к Джексону, дело Робсона поднимает серьезные вопросы о природе и юридической силе столь запоздалых обвинений, особенно когда они связаны с деньгами.

Доктор Элизабет Ф. Лофтус, известный когнитивный психолог и эксперт по человеческой памяти из университета Вашингтона, отмечает, что подобные воспоминания часто подсказываются пациенту психотерапевтом. «Известны случаи, когда современные терапевты говорили пациентам – просто на базе предполагаемой истории или картины симптомов, — что у пациентов в прошлом определенно был травматический опыт… Как только “диагноз” поставлен, терапевт побуждает пациента настичь свои непокорные воспоминания». То есть Уэйд Робсон вполне может верить в то, что стал жертвой домогательств, даже если в реальности этого не произошло.

Как бы там ни было, честность и объективность требуют от него предъявить хотя бы какие-то доказательства. Члены семьи Робсона неоднократно защищали Джексона на протяжении двадцати лет. Неужели все они не подозревали о том, что происходило, вплоть до последних нескольких месяцев?

Многие другие люди, также в детстве дружившие с Джексоном, продолжают защищать его без каких-либо видимых стимулов. После новых обвинений несколько человек, гостивших в детстве на ранчо Неверленд, снова высказались в поддержку артиста. Среди них – Альфонсо Рибейро, Фрэнк Касио, Бретт Барнс и племянники Джексона Тэрилл, ТиДжей и Тадж Джексон.

Тадж Джексон написал в защиту своего дяди трогательные слова в Твиттере:

«Я не стану молча сидеть и позволять кому-то лгать о моем дяде. НЕ СТАНУ. Я пишу эти слова и понимаю, что после того, как нажму кнопку “Отправить”, моя жизнь уже никогда не будет прежней… Я сам был жертвой сексуального насилия. Со стороны дяди по материнской линии, когда я был еще ребенком. Мой дядя [Майкл] стал тогда главной поддержкой для меня и мамы. Он написал ей записку, которую многие уже видели – только вы не знали, о чем она на самом деле. Вот почему я ЗНАЮ, что Уэйд лжет. Потому что я САМ пережил это.
У меня до сих пор дрожат руки. Не забывайте: я жил в Неверленде, когда Уэйд давал показания на процессе моего дяди. Я сидел с ним и его семьей за одним столом за ужином. Я не позволю им марать наследие моего дяди. Я не хочу идти с этим на ТВ. Я не хочу публичности, я хочу только правды. Я всегда говорил дяде Майклу, что приму за него пулю. Я готов на это сейчас точно так же, как был готов тогда. Я чувствую себя ужасно оттого, что Уэйд заставил меня рассказать об этом, вот так. Но раз моего дяди Майкла больше нет и постоять за себя он не может, ЭТО СДЕЛАЮ Я».

Письмо, о котором говорит Тадж Джексон, было написано Майклом в 80-х годах. Оно гласило: «Ди Ди, пожалуйста, прочти эту статью о совращении детей, и пожалуйста, прочти ее Таджу, ТиДжею и Тэриллу — она показывает, что даже родственники могут быть растлителями, даже дяди и тети могут совращать племянников. Пожалуйста, прочти. Love MJ»

Позднее, когда публика начала считать самого Джексона растлителем детей, он написал песню под названием «An Innocent Man», которая так и осталась невыпущенной. Слова песни таковы:

If I sail to Acapulco / Если я уплыву в Акапулько
Or Cancun, Mexico / Или в Канкун в Мексике
There the law is waiting / И там закон ждет меня
And God knows that I’m innocent / Но видит Бог, я невиновен
If they won’t take me in Cairo / Если меня не примут в Каире
Then Lord where will I go? / Господи, куда мне отправиться?
I’ll die a man without a country / Я умру человеком без страны
And only God knew I was innocent now. / И только Бог будет знать, что я был невиновен.

Джексон – эксцентричный богатый человек, открывший двери своего дома для тысяч людей, в том числе для малоимущих детей, — бесспорно, являлся легкой мишенью. Можно ли предположить, что среди сотен детей, проводивших с ним время, им были совращены лишь трое? Возможно ли, чтобы после двух внезапных тотальных обысков его домов (в 1993 году, а затем снова в 2005-м), не обнаруживших ни детской порнографии, ни других веских улик, артист все же мастерски скрывал свое преступное поведение?

Или это мы, общество, смешали непохожесть и эксцентричность Джексона с преступным поведением? В 2005 году телевизионный эксперт Нэнси Грейс позорно заключила, что Джексон виновен, исходя лишь из его необычной внешности и по-детски обостренной чувствительности. Для нее было непостижимо, как взрослый мужчина может проводить столько времени с детьми и при этом не хотеть с ними секса.

Без сомнения, услышав эти новые обвинения, некоторые точно так же заключат, что «нет дыма без огня».

Джексона, конечно, уже нет с нами, и он не может высказаться в свою защиту. Но за кадром остается трагедия, о которой стоило бы задуматься средним умам: жизнь и карьера одного из самых талантливых и творчески одаренных артистов прошлого века были расстроены и в конечном итоге уничтожены бездоказательными обвинениями, инсинуациями, домыслами и сенсациями при полном отсутствии конкретных улик, свидетелей и обвинителей, не мотивированных деньгами.

Термин «охота на ведьм» часто используется для описания моральной паники и истерии, которую вызывают люди, угрожающие нашим понятиям о норме, порядке и социальным допущениям. Таких индивидуумов наказывают независимо от их вины или невиновности – просто чтобы люди чувствовали себя спокойно. На салемских судах над ведьмами, например, женщин обвиняли и приговаривали к смерти за ряд черт или поведенческих особенностей, которые считались «подозрительными». Афроамериканских мужчин исконно несправедливо атаковали и линчевали, потому что согласно мифам и укоренившимся в культуре страхам они имели «хищные» намерения по отношению к женщинам (см. «Рождение нации» Дэвида Гиффита).

За свою жизнь (а теперь и в смерти) Майкл Джексон столкнулся с большим числом абсурдных судебных исков, нежели любая другая личность в американской истории. Во времена Thriller десятки женщин заявляли, будто он — отец их детей. Даже в 2010 году женщина, называющая себя Билли Джин, возбудила против Фонда наследия Джексона иск об отцовстве на сумму в 600 миллионов долларов.

В 2010 году по запросу СМИ в соответствии с актом о свободе информации ФБР опубликовала часть собранного ими личного дела Джексона. Британский журналист Чарльз Томсон писал: «Длинный отчет показывает, что когда в 2003 году на ранчо Джексона состоялся обыск, ФБР прошлись частым гребнем по всем компьютерам, изъятым с ранчо, в поисках инкриминирующих файлов и интернет-активности. Личное дело Джексона содержало отдельные заключения находок ФБР по каждому из 16-и компьютеров. Заглавными буквами поверх каждого из 16-и отчетов был подведен итог: НИЧЕГО».

Иронический критик из «Rolling Stone» Мэтт Тайби, не имевший никакой личной заинтересованности в наследии Джексона, описал суд 2005 года так:

«Суд над Майклом Джексоном — якобы история о том, как привлечь растлителя детей к ответственности, — на самом деле станет своеобразным парадом унылых американских типажей: мошенников, простофиль, бесталанных интриганов, либо погрязших в откровенной безработице… либо сделавших себе фиктивные псевдо-карьеры в век информационных технологий и жаждущих хоть как-то получить реальные деньги. Ведущим процесса стал окружной прокурор Том Снеддон, чья образная роль в этом американском реалити-шоу заключалась в том, чтобы олицетворять убогую серую сущность никсоновского Молчаливого Большинства – озлобленную посредственность, которой не терпится отмстить всякому, кто хоть раз в жизни провел отпуск в Париже. Первый месяц процесса явил, наверное, самую ущербную коллекцию свидетелей обвинения, когда-либо собранную в американском уголовном деле, – группу почти сплошь осужденных лжецов, торговцев слухами или того хуже…

За следующие шесть недель буквально каждый аспект дела схлопнулся на глазах у присяжных, и главная драма процесса вскоре превратилась в тотализатор со ставками на то, сможет ли окружной прокурор допросить всех своих свидетелей так, чтобы никого из них не увели из зала суда в наручниках. Эрекция Снеддона на Джексона толкнула его на религиозный мстительный выпад, столь же слепой и отчаянный, как “дело” Джорджа Буша против Саддама Хуссейна…»

В 2005 году, после двух лет утомительных расследований, показаний и слушаний, Джексона оправдали по всем обвинениям. В 2009-м, прожив четыре года в культурном изгнании, странствующим из страны в страну бродягой, он умер в Лос-Анджелесе в возрасте 50-ти лет. Можно было надеяться, что светлым пятном в этой ситуации станет хотя бы то, что теперь, когда его многочисленные беды окончились, внимание общества вернется к его богатому творческому наследию. Но до тех пор, пока на кону есть деньги, поток мошенников, кажется, не иссякнет. И в суде общественного мнения процесс над «ведьмами» в лице Майкла Джексона продолжается.

В марте 2019 года выйдет в прокат фильм "Покидая Неверленд". Там Джексон показан маньяком, извращенцем и садистом. Напомню, что расследование ФБР по вопросу обвинений М.Джексона длилось 10 лет и ничего не нашли, он был оправдан.

Сейчас в Твиттере Тай Дждексон собирает деньги, чтобы снять фильм — опровержение о своем звездном дяде. Также ведется сбор подписей под петицией, чтобы "Покидая Неверленд" не вышел в прокат. Если хотите, пишите мне в личку, кину ссылки.