Любимое кино. Трудности перевода (11 фото)

0
74

Мировое кино подарило нам очень много ярких и незабываемых фильмов, на которых мы выросли. В этой рубрике мы совместно с порталом Film.ru вспоминаем знаменитые картины прошлых лет и рассказываем о них все, что вы только желали узнать.


Где проще всего почувствовать одиночество? На необитаемом острове, в глухом лесу… Или же в чужой, загадочной стране, где вокруг нет никого, кто мог бы тебя послушать и понять. Поэтому действие одной из лучших лент последних десятков лет об одиночестве, привязанности и взаимопонимании развивается в Японии, куда самостоятельно друг от друга приезжают двое американцев – юная выпускница колледжа и пожилой известный актер. Вышедшую в 2002 году мелодраму об их знакомстве выдумала и сняла София Коппола, а назвала она ее «Трудности перевода».

Дочь известнейшего режиссера Фрэнсиса Форда Копполы, София Коппола дебютировала на экране вскоре в последствии рождения. Она «сыграла» младенца в сцене крещения в отцовском «Крестном отце». За 2 последующих десятилетия София не раз появлялась в фильмах Копполы-старшего. Но чем огромные роли она играла, тем громче ворчали комментаторы, упрекавшие режиссера в непотизме.

Надиром актерской карьеры Софии стал вышедший в 1990 году «Крестный отец 3». Женщина сыграла там значимую роль и, по общему мнению критиков, целиком провалилась. Это было столь очевидно, что многие в своих рецензиях особо оговаривали ее фиаско, хотя у фильма были и другие немаловажные проблемы, заслуживавшие подробного освещения.

После этого София практически прекратила сниматься. По ее заверениям, это случилось не оттого, что она больше не хотела читать разгромные отзывы о собственной игре, а потому, что актерская карьера ее никогда тем более не влекла. Она играла у отца, так как отец ее об этом умолял, а не от большой любви к появлениям перед камерой. Софии был увлекательнее дизайн одежды, и, когда она бросила учебу в художественном колледже, она совместно с подругой создала модный бренд Milk Fed.

Подчеркнуто женственные и иронично-игривые наряды Копполы использовали особой любовью в Японии. Поэтому дизайнер много раз летала за океан, и она полюбила Токио за его причудливое хитросплетение западных и восточных черт, которое часто ставит иностранцев в тупик. Копполе хотелось как-то отобразить это в искусстве, но тогда она еще толком не знала, в каком собственно. Помимо дизайна Коппола в то время активно занималась модной фотографией.

Прошло некоторое количество лет, и София выбрала для себя новую профессию – кинорежиссуру. В 1998 году она выпустила короткометражную ленту «Превзойти звезду» (Lick the Star), а год спустя дебютировала в полнометражном кино с подростковой драмой «Девственницы-самоубийцы».

Данный проект рождался несколько лет – отчасти потому, что Фрэнсис Форд Коппола отказался помогать дочери в приобретении прав на экранизацию романа Джеффри Евгенидиса «Девственницы-самоубийцы». Но когда София сама написала сценарий и договорилась с кинокомпанией Muse Productions, которая получила права на экранизацию книги, впечатленный Коппола-старший взялся продюсировать картину дочери. Еще в проекте участвовал Роман Коппола – старший брат Софии и профессиональный второй режиссер.

В различие от «Крестного отца 3», «Девственницы-самоубийцы» стали для Софии большущим успехом. По крайней мере, по меркам артхауса. Картина не сделала большущих сборов, но удостоилась лестных отзывов и премьеры на Каннском кинофестивале. Вдохновленная София тотчас задумалась о своем следующем фильме.

Продвигая «Девственниц» в странах, интересующихся голливудским авторским кино, Коппола в очередной раз приехала в Японию и остановилась в своем любимом токийском пятизвездочном отеле Park Hyatt Tokyo. Тогда-то у нее в голове и сложился пасьянс ее нового проекта. София решила сочинить историю о двух интеллигентных американцах – пожилом мужчине и молоденький девушке, которых сводит вместе их одиночество в японском мегаполисе.

У сюжета картины, получившей наименование «Трудности перевода», было несколько источников вдохновения. Главным из них были приключения Копполы во время ее поездок в Японию и семейные затруднения в отношениях с режиссером Спайком Джонзом. София и Спайк были близки с 1992 года. В 1999 году они поженились, а в 2003-м, через год в последствии выхода «Трудностей перевода», она развелись. В то время, когда София сочиняла кинофильм, их брак с Джонзом уже разваливался, и это отразилось в том, что ключевая героиня ленты – молодая жена известного фотографа, который привез жену в Токио, но проводит больше времени со своей моделью, чем с супругой.

Также Коппола вдохновлялась классическим кино – прежде всего знаменитым нуарным детективом 1946 года «Глубокий сон». Истина, в отличие от ленты Говарда Хоукса, в «Трудностях перевода» никого не убивали, так как София опиралась не на криминальные перипетии ленты, а на помаленьку развивающиеся отношения персонажей Хамфри Богарта и Лорен Бэколл. Копполе нравилось, что, хотя Богарт был вдвое старше Бэколл, в их связи не было ничего от «Лолиты». Благодаря тому как Бэколл выглядела и говорила, она казалась равносильно взрослой, а не наивной девочкой, которую старший мужчина прельщает. В «Трудностях перевода» это транслировалось в обоюдную ребячливость двух ключевых героев. Собственно, поэтому главный герой фильма – знаменитый артист. Кто еще может остаться ребячливым в 50 лет, в последствии 25 лет в браке и рождения детей?

Помимо отсылки к «Глубокому сну» Коппола желала противопоставить на экране два возрастных кризиса – кризис молодости, когда героиня в последствии окончания учебы не знает, что ей делать далее, и кризис среднего возраста, который заставляет героя усомниться в собственной карьере, в своем браке и в своем образе жизни. Могут ли центральные персонажи друг другу посодействовать? Не факт. Но иногда, чтобы почувствовать себя лучше, довольно найти родственную душу и выговориться.

Из числа знаменитых картин Копполу воодушевлял не только шедевр Хоукса. Она также опиралась на «Любовное настроение» Вонга Кар-Вая, «Весь данный джаз» Боба Фосса, «Приключение» Микеланджело Антониони. Она училась у этих кинофильмов создавать медитативное романтическое повествование, откровенно исповедоваться на экране, произносить со зрителями образами, а не словами.

В картине Копполы ключевой герой прилетает в Токио, чтобы снять рекламный ролик японского виски. Это намек на рекламные ролики японского виски, в коих вместе снимались японский гений режиссуры Акира Куросава и Фрэнсис Форд Коппола. Вообще, в Японии есть традиция приглашать иностранных известных людей для рекламы самых разных товаров. Считается, что японцы доверяют знаменитым людям и пытаются им подражать. Даже если знаменитость не имеет ни малейшего представимого отношения к товару, который она продвигает.

Первые 20 страниц сценария постановщица написала за полгода в последствии возвращения из Японии и окончания пресс-кампании «Девственниц-самоубийц». Потом Коппола снова поехала в Токио, чтобы на месте продумать и отработать оставшиеся сцены и текст в целом. Не было смысла выдумывать то, что она не могла снять. Кроме такого, София черпала вдохновение в том, что видела вокруг себя в японской столице, и в тех знакомствах, коие заводила в Токио.

Всего Коппола сочинила 70 страниц сценария. Как правило, в американских сценариях одна страница соответствует одной экранной минуте, но София надеялась снять более чем полуторачасовую картину. Ее сценарий соответствовал этой продолжительности, так как в нем было немало безмолвных моментов, которые на бумаге куда короче, чем диалоговые сцены. Так, одному из сценарных фрагментов длиной всего в половину страницы соответствовала четырехминутная одиночная прогулка ключевой героини по Киото, древней столице Японии.

Этот и другие детали ее сценария Копполе не раз пришлось объяснять, когда она и ее сопродюсер Росс Катц искали финансы на съемки. Постановщица решила действовать методом, который в мире американского артхауса называется «метод Джима Джармуша». Сущность его в том, что кинематографисты напрямую договариваются с прокатчиками из различных стран, что те покажут фильм, когда он будет снят. Несомненно, больших денег за шкуру неубитого медведя не предоставляют (тем более если это кино ограниченного спроса), но стран на глобусе много, и помаленьку набирается сумма, за которую можно снять недорогую ленту. При этом никто из прокатчиков не получает «контрольный пакет», что разрешает авторам фильма выпустить задуманное ими кино, а не подстраиваться под запросы большой студии, которая их «ужинает и танцует».

Понятно, данный метод лучше всего подходит для заслуженных мастеров артхауса вроде Джима Джармуша, все фильмы коих вызывают стабильный интерес. Но «Девственницы-самоубийцы» принесли Копполе достаточную популярность, чтобы она смогла сперва пристроить «Трудности перевода» в японский прокат, а потом договориться с французами и итальянцами. Оставшуюся часть необходимой суммы в 4 миллиона долларов дала голливудская фирма Focus Features. Она сперва заплатила за международный прокат «Трудностей» (помимо вышеуказанных стран), а затем, уже после съемок и завершения первой монтажной версии, решилась купить права на кинопрокат фильма в США.

С самого начала Коппола лицезрела в главной мужской роли Билла Мюррея, комического героя «Охотников за привидениями», «Дня сурка» и «Академии Рашмор». Артист как раз подходил по имиджу и возрасту, и Софии нравилось, как в зрелой игре Мюррея сочетался сухой юмор и психологический трагизм. Помимо того, он казался достаточно ребячливым и «безобидным», чтобы не восприниматься как лукавый соблазнитель, обольщающий молодую замужнюю женщину.

София не сомневалась, что Мюррей преодолеет с ролью, и она считала, что если звезда откажется, то кинофильм придется закрывать – никто другой проекту не подойдет. Впрочем у Копполы не было прямого выхода на Мюррея, и она осознавала, что не сумеет предложить актеру его обычный на то время голливудский гонорар. Так что ей надо было сперва «поймать» комика, а потом убедить его сняться за малые деньги.

При этом Мюррей в Голливуде славится своей эксцентричностью и неуловимостью. Даже родные друзья не всегда знают, как с ним связаться и где его искать. Это проблема для режиссеров и продюсеров блокбастеров – что уж произносить о начинающей постановщице артхаусного проекта! В итоге Коппола пять месяцев «вываживала» Мюррея и передавала ему через третьи руки сценарий и иные материалы по фильму. Наконец, однажды зазвонил ее сотовый телефон, и голос в трубке пригласил постановщицу в ресторанчик в Нью-Йорке, где Мюррей ужинал с друзьями. В течение пяти часов Коппола общалась с актером, причем в главном это был приятельский разговор по душам, а не обсуждение проекта. Но худо-бедно поведать о «Трудностях» ей все же удалось, и лестно отозвавшийся о сценарии артист согласился сыграть главную роль.

При этом, однако, Мюррей ничего не подписал. Это было сугубо джентльменское, словесное договор, и после его заключения актер снова пропал. Коппола знала от коллег, что комик держит слово, но она вся извелась, покуда за неделю до начала съемок, уже будучи в Токио, не узнала, что Мюррей прилетел в Японию. К тому времени она израсходовала на подготовку проекта миллион долларов (то есть четверть бюджета), и она могла оказаться в слишком неудобном положении, если бы Мюррей забыл о их соглашении или же проигнорировал его.

Договориться с исполнительницей главной женской роли было куда легче. Коппола обратила внимание на Скарлетт Йоханссон, когда та в 11 лет снялась в трагикомедии «Воришки». В последствии этого постановщица с интересом следила, как девочка на экране и в жизни вырастает в девушку. Копполе нравилось, что Йоханссон видится старше своего реального возраста, потому что в ее очах была видна нетипичная для подростка глубина чувств. И, само собой разумеется, Йоханссон была одновременно очень красивой и похожей на саму Софию. Так что она безупречно подходила для роли альтер эго Копполы. Постановщицу ничуть не испугало, что Йоханссон ещё была несовершеннолетней (ей исполнилось 18 лет во время съемок). София веровала в талант девушки, и Скарлетт с готовностью согласилась оправдать это доверие.

Так Коппола отыскала своих главных героев – Боба Харриса и Шарлотту. Джона, супруга героини, согласился сыграть Джованни Рибизи, который зачитал закадровый текст для «Девственниц-самоубийц». Маленькую, но значимую роль белокурой голливудской актрисы Келли, кругом которой, к неудовольствию Шарлотты, увивается Джон, сыграла звезда пародийной комедии «Очень ужасное кино» Анна Фэрис. Японский телеведущий Такаси Фудзии, фотограф и художник Хироси Тосикава и редактор модного журнала Dune Фумихиро Хаяси сыграли самих себя.

Хаяси был популярен друзьям, и в том числе Копполе, как Чарли Браун (молодой герой популярного в США газетного комикса Peanuts), хотя толком не заявлял по-английски. Просто он любил тусоваться в Токио с модными американцами, и со многими из них он сотрудничал. Хаяси публиковал Копполу, когда она занималась фотографией, и он в течение нескольких лет был гидом Софии по лучшим заведениям Токио. По словам постановщицы, собственно общение с Хаяси придало ей достаточно здоровой наглости и уверенности в себе, дабы заняться режиссурой.

Естественно, София консультировалась с отцом, когда готовилась к съемкам, но прислушивалась не ко всем его советам. Так, Коппола-старший уговаривал ее снять «Трудности» на цифровую камеру. Мол, цифра скоро заменит пленку, и надо держать нос по ветру, а не привыкать к уходящей технологии. Но Софии более нравилось изображение, которое получалось в результате пленочной съемки. Она попросила оператора-постановщика Лэнса Акорда снимать на небольшую ручную камеру и использовать чувствительную пленку, не требующую особого кинематографического освещения.

Почему это было важно? Потому что у Копполы не было денег и возможностей, дабы получить все необходимые разрешения на городские съемки. Скажем, легально снимать в токийском метро практически невозможно. Поэтому некоторые фрагменты фильма были сняты в так называемом «партизанском» манере – без выгораживания съемочной площадки, найма статистов, оповещения властей и полиции. Небольшая группа просто приходила в клуб, шла по улице или же заходила в метро и снимала актеров на фоне обычных людей, коие развлекались или спешили по делам. Некоторые такие моменты оказывались импровизациями – к примеру, сцена, в которой Шарлотта во время дождя идет по Токио с зонтиком.

Ясно, не всегда такое сходило с рук. Однажды группа нарвалась на якудза, коие были весьма озадачены и разгневаны, что в их районе ходят странные люди с камерой. К счастью, с мафиози удалось договориться без членовредительства и без большущих финансовых потерь.

Куда больше проблем Копполе создавали «трудности перевода», давшие наименование фильму. Съемочная группа была в основном японской, и лишь некоторое количество человек в ней хорошо говорили на двух языках. Коппола же японским не обладала. Так что нередко включался «испорченный телефон», и статисты могли, к примеру, прийти в строгих костюмах на съемки сцены, где они обязаны были выглядеть как люди, которые во время пожарной тревоги спросонья выбежали из гостиничных номеров. Помощники Копполы в тот день сбились с ног, дабы найти соответствующее количество пижам, халатов и прочей «ночной» одежды.

У Копполы не было договора с японской студией, и она не арендовала павильоны и не строила декорации. Главным местом интерьерных съемок стал уже упоминавшийся отель Park Hyatt Tokyo. Так как это «пафосное» заведение, группе не позволяли мешать постояльцам. В коридорах и фойе Коппола могла полноценно снимать только посреди ночи. Это были очень физически тяжелые съемки.

Кое-какие фрагменты фильма родились на ходу, но Коппола не уложилась бы в отведенные для съемок 27 дней, в случае если бы у нее не было согласованного сценария и четкого плана. Дабы все понимали, чего она добивается, постановщица обильно иллюстрировала личный съемочный план заранее сделанными фотографиями.

Одним из импровизированных моментов был шепот Боба на ухо Шарлотте в самом конце фильма. Коппола сочинила было реплику для этой сцены, но она ей не понравилась, и постановщица попросила Билла Мюррея самого выдумать, что его герой скажет героине Йоханссон. Поскольку зрители не обязаны были слышать его слова, они были записаны для звуковой дорожки так, что несомненно их разобрать очень трудно, если не невозможно. Так что только Мюррей и Йоханссон точно знают, что тогда произнес Боб. В случае если, конечно, не забыли за годы, прошедшие со времени съемок.

В саундтрек фильма вошли песни, коие нравились Копполе и которые она сочла подходящими для озвучания ленты. Между прочих постановщица использовала четыре оригинальные сольные композиции Кевина Шилдса, лидера ирландской рок-группы My Bloody Valentine, и песню Шилдса из числа записей My Bloody Valentine. Как и Билл Мюррей, Шилдс не принадлежит к числу творцов, с которыми просто договориться о сотрудничестве, но Копполе и ее супервайзеру музыкального сопровождения Брайану Райцеллу это получилось.

Завершенные «Трудности перевода» были впервые представлены публике на престижном кинофестивале в городе Теллерайд, штат Колорадо, в начале сентября 2003 года. В последствии этого 12 сентября картина вышла в ограниченный прокат, а 3 октября – в относительно широкий прокат, хотя и не блокбастерный. Мировые сборы фильма составили 120 миллионов долларов – отличный результат для артхаусной ленты, которая обошлась всего в 4 миллиона долларов.

Кроме зрительского интереса к Биллю Мюррею и творчеству Софии Копполы (Скарлетт Йоханссон тогда только начала становиться популярной) главным секретом успеха ленты стали многочисленные хвалебные отзывы. Критики писали, что это редкая для Голливуда умная и «взрослая» романтическая лента, изящно сочетающая юмор и пафос, и Мюррей раскрылся в фильме с новой творческой стороны, а Йоханссон показала себя вероятной большой звездой. Которой, как мы теперь знаем, она вскоре стала. Еще журналистам понравилось, что Коппола сняла кино на стыке артхауса и мейнстрима, которое не разбирается на «наименьший общий зрительский знаменатель», но и не забывает занимать и веселить.

Японские критики были не столь благосклонны. Некоторым из них не понравилось, что «Трудности» демонстрируют их страну как непонятный экзотический край, в котором живут необычные люди – скорее причудливые клоуны, чем полноценные персонажи. Однако, очевидно было, что Коппола не пыталась принизить японцев, а элементарно честно продемонстрировала, как Страна восходящего солнца выглядит в очах приезжих, которые надолго не задерживаются и не пытаются вдуматься в нюансы японской цивилизации и освоить ее язык. Стоит подметить, что существуют аналогичные «туристические» японские фильмы о японцах за границей. К примеру, в России.

Достижение создателей картины было отмечено множеством наград. В частности, Йоханссон и Коппола удостоилась призов Венецианского кинофестиваля как наилучшая актриса и как создательница феминистского кино. «Оскар» принес 4 номинации (лучший фильм, лучшая режиссура, лучший ведущий артист, лучший сценарий), и Коппола унесла домой сценарную статуэтку. Она стала третьей в истории «Оскара» женщиной, номинированной на режиссерскую награду. Первыми двумя были итальянка Лина Вертмюллер и новозеландка Джейн Кэмпион. Еще «Трудности перевода» получили три «Золотых глобуса» и три британских премии BAFTA.

Теперь картина считается лучшим творением Копполы и входит в число лучших работ Мюррея и Йоханссон. Это определенно одно из высших достижений романтического кино в XXI веке, и это кинофильм, к которому до сих пор с удовольствием возвращаются. Даже те зрители, кто не видит в Токио ничего экзотического и кто не ощущает себя там так одиноко, как Боб и Шарлотта.