Проект Ельцин (2003). Это пост о фильме

0
80

Фильм 2003 г. "Проект Ельцин" в оригинале называется "Spinning Boris": буквально — "Раскручивая Бориса". Он рассказывает о помощи группы американских консультантов Ельцину в предвыборной кампании 1996 г. Не то чтобы он совсем неизвестен, но в свое время его не решались выпускать на первые телеканалы, да и подзабыться он успел.
Благо, нас ждет минимум клюквы — ведь фильм сразу предупреждает, все основано на реальных событиях. "Честное, блахородное слово".

Итак, 16 июня 1996 г. Нам показывают кинохронику Москвы 90-х, ненавязчиво пихая прямо в лицо крупные планы на церкви.

Причем в этом фильме мелькает даже Храм Христа Спасителя, который отстроен только в 2000 г. У витрины с сувенирами приостановился заскочивший сюда звезда 90-х Джефф Голдблюм из "Парка Юрского периода", прикупить матрешек.

На самом деле он скрывается от группы людей с явно недобрыми намерениями…

Спасаясь от них, он убегает в отель и, как настоящий серьезный мужик, который потом не раз светит своим накаченным торсом на камеру в фильме… плаксиво упрашивает администраторшу соединить его с Америкой. Так как это 90-е и за так ничего не делается, приходится дать vzяtka. В телефонной кабинке Голдблюм, активно потея, звонит сам себе на автоответчик и говорит что-то типа — если вы найдете мой холодный обесчещенный труп, знайте, это было не самоубийство!

Хотите знать, как он дошел до такого состояния? Окей, перемещаемся за восемь месяцев до этого. США. Голдблюм профессиональный пиарщик, который работает на кандидата в президенты Дуэйна со своими друзьями — Ливом Шрайбером и неким Энтони ЛаПалья, которого все называют Дик. Дик так Дик, почему нет. Кандидат недоволен работой и фактически отстраняет Голдблюма от дела. Как итог — под новый год, на новые выборы, наши консультанты сосут лапу и мрачно смотрят на речи Клинтона, которые знают наизусть. Но тут Шрайберу звонит некий русско-американский бизнесмен Борис Б… Феликс Брайнин, который предлагает небольшую работенку — помочь на выборах президента. Одному небезызвестному кандидату… Шрайбер срочно звонит Голдблюму, но тот не воспринимает это всерьез, потому что крайне занят — он отдыхает на Бали.

Но Шрайбер таки настаивает, и они звонят Дику, который воспринимает все это… как абсолютно нормальное. Иксперты долго переговариваются по телефонам с заказчиком и берутся за заказ за 250 тысяч долларов. Всего-то? Вот лошки — у нас за такие деньги тогда заводы и крейсера продавали! И вот троица высококвалифицированных специалистов приезжает на московский аэродром, высококвалифицированно забыв, что на дворе февраль, поэтому так и мерзнет в пиджаках под звуки Интернационала за кадром. Но тут подъезжают два тонированных мерса, из которых выскакивают мужики в кожанках, вооруженные Скорпионами и Узи, и молча окружают наших героев. Картина рюського художника Репина — прилетели…

Но все нормально, их встречает Борис Бер… Феликс. Феликс Брайнин. В исполнении Бориса Ли Крутонога, который до сих пор играет русских эпизодистов в фильмах и сериалах. Он приветствует гостей с сильным русским акцентом и отвозит их через виды Москвы в гостиницу. На вопрос, зачем столько охраны, Феликс с улыбкой поясняет, что в Москве часто убивают банд… то есть, бизнесменов и политиков — из-за наркотиков и денег. Русский бизнес, комрад. У американцев на лицах уже написано — зря мы сюда приехали, но они молчат. После приезда Феликс говорит, что клиент хочет знакомиться с ними исключительно в русской banya. А значит, надо раздеваться и лезть в воду. Американцы сначала упираются, как коты перед помывкой, но потом все же облачаются в полотенца и знакомятся с заказчиком.

Итак, заказчик с boroda, в золотых цепях и с мобильником — это бизнесмен Андрей Лугов. Он, по старинному русскому обычаю, предлагает американцам девочек. Американцы стойко глотают слюни и тактично отказываются. Даже Голдблюм. Через силу. Андрей говорит им, что начинал, торгуя яйцами, а теперь поднялся благодаря Ельцину, без которого у него бы даже яиц не было. Наздоровье! — поднимает он стопарь за ЕБНа.

В общем, ситуация такая, — говорит он с адовым русским акцентом. Российская демократия еще очень слаба. А в стране преступность, хаос, война, а самое страшное — на выборах могут победить коммунисты! Это ж катастрофа вселенских масштабов. Только Ельцин представляет демократию. Вы приняты! И обещает, что познакомит их. Когда-нибудь. И уходит. Он что, из мафии? — осторожно спрашивают американцы. Что вы! — с честными глазами говорит Борис и под музыку из страшных сказок отвозит их в президентский номер в отель, бывшую гостиницу для членов Политбюро "Октябрьская", со строгой охраной милиции.

В отеле он изымает у американцев паспорта, уверяя, что таков порядок — и московские иностранные рабочие подтвердили бы это! Далее — сцена, которая показывает грандиозный бюджет этого кино: в номере Голдблюм радостно говорит, глядя в окно — ух ты, Кремль! И действительно, нам крупным планом показывают Кремль. Не через окно. Очень, очень впечатляет.

На следующее утро Голдблюм просыпается от звуков пылесоса, которым уборщица, не обращая на постояльца внимания, чистит номер. Особенности национального сервиса, вы в курсе. Он спускается в кафе внизу к друзьям. Дик говорит, что кофе тут поганый. Особенности национальной кухни, вы в курсе. Дик недоволен заказом, жалуется, что за Ельцина хотят голосовать всего 6% и его обгоняет даже некий либеральный демократ Jirinovski, который ходит по Москве в одном белье и призывает русских напасть на Аляску. Голдблюм охреневает, но не от этого, а от того, что им принесли плохие яйца, а потом — от того, что даже у Сталина здесь больше рейтинг — 8%. Особенности национальной политики, вы в курсе.

Лугов отвозит их к зданию, которое с помощью монтажа выдают за Думу, и которую охраняют близорукие милиционеры с калашами.

Там он знакомит их с Олегом Сосковцом, вице-премьером. Тот цитирует им Хрущева, который жалел, что нельзя знать заранее, кто выиграет на выборах, и принимает в своем кабинете с samovar and vodka.

Дальнейший разговор идет через Андрея. Специалисты убеждают Сосковца, что им надо скорее приступить к работе, однако Сосковец обрывает их — мол, соблюдайте строжайшую секретность, а то если о вас что-то просочится в прессу, это будет большой удар по национальной гордости и мы примем меры. Какие именно, не сказал — ох уж эта секретность. И после этого уже Сосковец, после Лугова, после Брайнина, после черта лысого — говорит, что они приняты.

Американцы после этого долго сидят и ждут, когда на них обратят внимание, прямо как немец из "Золотого теленка", который был в таком же положении. Спустя неделю Голдблюм, которому надоело сидеть в номере, долго ломается перед милиционером, пытается его уговорить выпустить его на улицу погулять… Милиционер после долгого молчания говорит на четком английском: "Ай спик инглиш. Нот рекоменд!" Дозвониться до клиентов нельзя, они слишком пьяны (это цитата), так что американцы не знают, что и думать. Дик истерит больше всех и собирается сваливать домой. Голдблюм вообще собирает вещи, но тут приходит Брайнин и говорит, что наконец-то их приглашают к Самому! От имени всех трех пошел один Голдблюм, как самый тогда известный из троицы актер. Борис… да е-мое… Феликс знакомит его с дочерью Ебона, Татьяной Дьяченко.

Диалох: "Мой папа очень верит в демократический процесс и он действительно хочет выиграть. Но демократия здесь не как в Америке…" — и при этом Татьяна смотрит в пол, заметно волнуется и с трудом сдерживается ̶о̶т̶ ̶с̶м̶е̶х̶а̶. В общем, она типа как доверенное лицо отца, и будет от его имени делать все, что американцы ей скажут. Именно поэтому мы не увидим здесь Ельцина вживую — его показывают исключительно в роликах по телевидению.
Едва Голдблюм собирается врубить свои сложные объяснения, как вдруг ̶п̶р̶и̶б̶е̶г̶а̶ю̶т̶ ̶д̶и̶н̶о̶з̶а̶в̶р̶ы̶ Татьяна предпочитает свалить. Голдблюм негодуэ — мол, когда нас будут уже слушать? Одного этого достаточно, чтобы Татьяна передумала и стала слушать. А чо, так можно было?!

И наконец Голдблюм объясняет смысл их системы, которая укладывается в три слова — надо узнать, чего хочет избиратель и ему это пообещать. Татьяна поражена такой гениальной схемой от заморских мастеров политтехнологий и обещает полную поддержку. Успех ребята радостно отмечают в ресторане при отеле, где играет плохая пародия на Элвиса, а посетители пьют исключительно vodka, потому что ничего другого в баре нет от слова sovsem.

Неужто клятые коммуняки опять вернули дефицит?

Ребята решают, что и хрен с ним, с Борисом. Они от Сосковца получают технику, компы, коробки из-под ̶к̶с̶е̶р̶о̶к̶с̶а̶ бумаг, ке-ке-ке — и мониторят прессу. А потом идут к штабу, который состоит из Татьяны, Андрея и кучки клерков, и говорят — Хьюстон, у нас проблемы: "Здесь слишком много поваров и всего одна кастрюля borstcha" (с) Сие значит в переводе с эзопового, что Ельцин лажает. И лажает страшно. В подтверждение Голдблюм показывает реальный предвыборный видеоролик, на котором явный бич, только трезвый, путаясь в словах, говорит, что будет голосовать за Ельцина. Это, мол, неубедительно — жалуется заморский иксперт. Ага, ты еще не видел те адские трэшаки с ОРТ, где под похоронную музыку пожилые старушки обещали голосовать за Ельцина, мордастые жлобы с рожами кулаков рассказывали, как у них дедов репрессировали, а по каналам транслировали голос угрожающего рэкетира: "Голосуй — или проиграешь" с автоматными очередями.

В общем, Голдблюм предлагает попридержать кампанию и сначала разобраться, чего, так сказать, хочет народ. Устроить соцопрос, пул, фокусы-покусы группам, все такое… Русские с дикими глазами смотрят на буржуев, но соглашаются. Андрей выдает им охрану и возит через крупные планы по летней Москве, хотя неделю назад вроде как был февраль. Но при этом все равно на улице прохожие ин ушанка, комрад!

Брайнин отводит их к некому эксперту-социологу Васо, который любит смотреть по телеку шоу о бабах в бикини — ведь ин Раша, как он уверяет, никто не знает, что такое бикини! Куда уж нам, диким, мы же только вчера с елки слезли да водку открывать научились… Американцы заказывают ему соцопрос, якобы для распродажи тут плоских телеков — и суют с невинным видом список вопрос в духе "что вы думаете о Ельцине?". Очень высокопрофессионально…

Идет анализ. Кроликов загоняют в клетку и начинают допрашивать, перед этим покормив, так как зарплат в России тогда не платили, а на пустой желудок говорить никому не охота. Итоги немного предсказуемы — как показывают результаты опросов, по популярности от Ельцина в России отстают разве что Гитлер и Чикатило. Положение сложное, — с серьезным лицом говорит Голдблюм. — Но есть и позитивные моменты. Какие? — спросите вы? — чучело Ельцина еще не сжигают на улице перед громадными толпами? Нет, на самом деле есть блок неопределившихся и если их попугать призраком коммунизма, они проголосуют за Ельцина. Это уже не говоря о том, что в стране до сих пор полно баранов, которые верят, будто Ельцин раньше был хорошим и если им наплести, что на дворе снова 1989 год, то дело в шляпе. В общем, специалисты говорят, что царю Борису надо сменить имидж, стать, так сказать, ближе к народу — ведь сам народный избранник, разучившийся ездить в автобусе, как он это делал в перестройку, явно об этом не догадывается.

Танька рассказывает все бате, и тот дает добро на то, чтобы американцы составили ему предвыборную речь. На совещании, где тогда еще дикие, дремучие русские путают месседж с массажем, американцы говорят, что Борьке надо атаковать коммунистов самыми грязными приемами — клакерами, карикатурами, откровенным издевательством… Но это же нечестно! Мы не будем чернить оппонентов, — говорит Татьяна ̶с̶ ̶т̶р̶у̶д̶о̶м̶ ̶у̶д̶е̶р̶ж̶и̶в̶а̶я̶с̶ь̶ ̶о̶т̶ ̶с̶м̶е̶х̶а̶. О да-да-да-да, не будут. Конечно, конечно. И не было "купи еды в последний раз", и газеты "Не дай бог", и многого другого? Лучше давайте свои шесть пунктов предвыборной речи, — говорит она. Американцы, которые до этого никому про свои пункты не говорили, меняются в лице, убегают на балкон и начинают цапаться. Побеждает, как всегда, Голдблюм — он говорит, что тут всех прослушивают, это добрая русская tradisia, а скрывать им нечего. Они набрасывают тупыыыыым русским набросок речи и сценарий выхода к народу с обязательным поцелуем ребенка в пупок. Как вы знаете, это работает безотказно до сих пор.

На следующий день американцы смотрят по телеку выступление Ельцина и понимают, что их послали подальше с их советами. Правда, если вслушаться, становится понятно, что это не встреча с народом, а объявление о скором прекращении войны в Чечне, что действительно очень помогло Ельцину набрать очки, но не суть. Татьяна говорит американцам, что блаааародный батя не будет использовать грязные американские приемы. Чтобы доказать Таньке, что она дура, Голдблюм ей показывает соцопрос онлайн и его результаты. Осознав, что от Ельцина исходит негативная энергия (это цитата), Татьяна обещает с ним поговорить. Голдблюм ей талдычит, мол, надо больше позитива! Пусть, например, сажает на публику деревья!

Я-я, зер гут! Руссишен, слушинен — пиндос дело шпрехает!

А еще пусть чаще будет на публике. Так ведь там его зашикают, — говорят бабы. А вы тогда используйте клакеров! — говорит тот. Эта гениальная мысль их поражает. Специалист им все объясняет — про клакеров, про бюджетников, про плакаты, про то, что цыган надо нагнать, дерево выбрать не тяжелое, чтобы все выглядело максимально естественно — и т.д. Все это визуализируется соответствующим роликом, в котором, кстати, замечен знаменитый карусельный автобус. Работает, как видите, до сих пор!

Вечером в баре американцы наконец с удовлетворением видят, как Ельцин послушно сажает дерево с какими-то ряжеными ветеранами и радостно отмечают успех vodka — больше в этом баре ничего нет.

Спустя несколько дней результаты становятся намного лучше — у Ельцина 9%, а у Зюганова 28%. Голдблюм радуется и продолжает раздавать всякие умные советы. Даже когда он напоролся в машине на убийство Листьева (и кагбэ по хрен, что Листьева убили за год до выборов), то сразу позвонил корешам, чтобы те протолкнули вместо него своего человека. О да, конечно, ведь без этого предвыборный штаб не контролировал телевидение, и не был главным советником штаба президент телекомпании НТВ Игорь Малашенко… Даже Феликс не такая циничная сволочь — он, по крайней мере, с искренним сочувствием относится к ветеранам, которые летом в жару торгуют в ушанках и куртках своими военными медалями.

Гениально! — говорит на это Голдблюм. Они не жильцы, но у них есть дети. Набрешем, что Ельцин будет помогать их детям — пипл схватает! И напротив тех же ветеранов вешают плакат: ̶"̶П̶о̶д̶а̶р̶и̶ ̶р̶е̶б̶е̶н̶к̶а̶ ̶ф̶ю̶р̶е̶р̶у̶!̶"̶ "Ельцин — за счастье ваших детей!"

Наступает апрель. Все идет по пла-а-ану… Зюганов набирает 24%, Ельцин — 12%. Ребята радуются, обсуждают, что акции Лукойла держатся только на возможности победы Ельцина, решают купить пару на черный день, а заодно идут в Мавзолей посмотреть на Ленина.

Кого вы пытаетесь наколоть, это не Ленин, а какой-то левый мужик. А ну, освободил саркофаг!

Прямо там они понимают, что коммунизм скорее жив, чем мертв, и без негатива на оппонентов ничего не выйдет. Чтобы сломить Татьяну, парни прямо из Мавзолея (!) звонят в США своему другу в Америке и уговаривают его дать несколько советов президенту. В итоге Борька неожиданно для Таньки соглашается сняться в клипе, и Голдблюм тут же набрасывает сценарий — типа Ельцин идет по лесу ̶и̶ ̶п̶о̶е̶т̶,̶ ̶к̶а̶к̶ ̶в̶ ̶в̶е̶с̶е̶н̶н̶е̶м̶ ̶л̶е̶с̶у̶ ̶п̶и̶л̶ ̶б̶е̶р̶е̶з̶о̶в̶ы̶й̶ ̶с̶п̶и̶р̶т̶ или танцует. Ну да, без американцев Ельцин ни за что бы не догадался потанцевать перед публикой или там оркестром подирижировать… Ок, Ельцин послушно танцует с бабками, с младенцами, с казаками, ̶с̶ ̶б̶а̶й̶к̶е̶р̶а̶м̶и̶ с кем угодно. Все вроде хорошо, но тут Голдблюму звонит доброжелатель из ЦРУ и говорит, что у Зюганова есть какой-то хитрый секретный план. Настолько секретный, что никто не знает, в чем он состоит. Никто. Кроме одного человека… пьяного двойника Элвиса, который все это время пел в баре. Как это и положено в мире конспирологов, он рассказывает эту тайну века за бутылку. В чем же этот секретный мега-план? Вкратце — объединить страну в границах бывшего СССР, национализировать все заново, а реформаторов по-коммунистически расстрелять. Да, ну вы знаете этого кровожадного сталиниста Зюганова, который до сих пор церкви сносит и к красному террору призывает. Как вы понимаете, Элвис явно транслирует слухи, но какая разница? — главное, что можно облить конкурента помоями.

На наших ребят работают даже люди из штаба президента США! Благодаря их небольшой помощи Клинтон лично приезжает в Москву на саммит Большой семерки и читает оды коллеге, как он отдал экономику народу — с помощью приватизации, как он укрепляет сотрудничество с США — с помощью торговли, — и прочие сладкие словеса. Как сообщает Васо, тупым русским понравился саммит, и цифры конкурентов почти сравнялись. Тут в отель приезжает лично Сосковец вместе с Коржаковым и Барсуковым — те самые три мушкетера, в общем, которых победили не гвардейцы кардинала, а коробка из-под ксерокса. Ребята видят их в окно, но понимают, что три мушкетера приехали не к ним. Учуяв палево, американцы утягивают на балкон Феликса и допрашивают с пристрастием, что затевается? Тот быстро раскалывается — эти три мушкетера называют себя "партией войны". Они не хотят, чтобы на выборах победили коммунисты, и потому хотят отменить выборы вообще! И они даже не рассчитывали, что цифры пойдут вверх. "KGB никуда не делось! Оно только переменило табличку на дверях!" — плачется Феликс… Американцы в ужасе понимают, что у них проблемы с реальными авторитетами…

Вскоре наступают проблемы и посерьезнее. О ребятах откуда-то узнают в США и печатают в журналах сведения, мол, американцы помогают русскому президенту. Некий журналист Крамер каким-то образом в итоге узнает их телефон и звонит прямо в президентский номер. В итоге они встречаются с ним в Макдональдсе (оказывается, из отеля можно выходить!) и вынужденно заключают с ним сделку — они сливают ему эксклюзив, а тот пишет про них статью, которая является гарантией их возвращения на родину. Под кавер "Дубинушки" они протаскивают его в номер буквально мимо носа охраны, и он все фоткает. Эта сценарная линия потом уходит в никуда и о ней можно забыть.

Есть ли еще идеи? — спрашивает Татьяна. Есть! — говорит Голдблюм. Надо ̶п̶о̶к̶р̶а̶с̶и̶т̶ь̶ ̶з̶а̶б̶о̶р̶ы̶ ̶в̶ ̶з̶е̶л̶е̶н̶ы̶й̶ ̶ц̶в̶е̶т̶!̶ заинтересовать селян. Дать им что-то, например, землю. Татьяна ноет — папа давно хотел провести закон о частной собственности на землю, да Дума не дает. Вот Госдура! — отвечает Голдблюм. А надо провести! И они выезжают в ближайший колхоз.

Тут пиндосы с удивлением понимают, что никому на хрен не сдалась земля, потому что все равно денег нет на ее обработку. По крайней мере, вам легче, чем в войну — хитрят социолухи. А Чечня? — спрашивают селяне. Тогда те снова хитрят — а вот если коммунисты победят, не боитесь войны? Селяне только пожимают плечами — а нам по фигу, у нас брать нечего, коммунисты и буржуи пусть друг друга режут… И тут-то до них доходит! И пиндосы понимают, что надо напирать на опасность гражданской войны. Ведь вы же отлично знаете по опыту постсоветских республик, что гражданские войны там всегда развязывали кровожадные коммунисты? Но Татьяна все равно категорически отказывается — мол, мой папа не такой, он работает в запой и не будет опускаться до этого! Поэтому в баре за очередной бутылкой водки пиндосы по-прежнему горюют, кроме Голдблюма, который, кажется, готов принять все что угодно — и говорит, что может, это не так уж и плохо, может, русские знают себе цену и надо уважать особенности национальной политики. После ссоры ребята решают продать свои акции ̶Г̶а̶з̶п̶р̶о̶м̶а̶ Лукойла от греха подальше.

Однако на следующий день случается ЧП! Переводчица говорит, что Е.Б. пропал! Даже ЦРУ беспокоится и названивает соотечественникам. Те быстренько делают вид, что у них сели батарейки и бегут к Татьяне. Оказывается, что у Ельцина инфаркт. Это так повлияло на дочку, что она сразу решает использовать негатив. По телеку тут же крутят документальный фильм о преступлениях большевизма, который уничтожал "целые народы" (с). Этот короткий отрывок заменяет всю рекламу негатива в фильме.

И вот до выборов неделя. Васо не хочет давать последние сводки с фронтов, так что удивленные пиндосы уходят несолоно хлебавши. И тут оказывается, что он слил их прессе, и Зюганов вырвался вперед! До специалистов доходит — три мушкетера…. т.е., партия войны проплатила фальшивую публикацию, чтобы иметь повод сорвать выборы! Лугов, который, похоже, тут Д'Артаньян, то бишь, четвертый мушкетер, угрожает американцам и требует навешать лапши на уши Татьяне и бросить свои капиталистические штучки на русской земле! Но Голдблюм геройски отказывается в самый последний момент и уговаривают Татьяну переарестовать мушкетеров во имя ̶к̶о̶р̶о̶л̶я̶ царя Бориса! Кореша в шоке, но отступать поздно — Голдблюм убеждает их, что отступать некуда, позади Зюганов, если он победит, то война и впрямь начнется! По опыту "Парка Юрского периода" и "Дня независимости" вы знаете, что Голдблюм может объяснить что угодно, так что все ему верят. К сожалению, проигрыш мушкетеров коробке из-под ксерокса под командованием рыжего электрика не показан — но теперь вы знаете, кто за этим стоял!!!

Наступает день выборов. Все идет вроде как надо, но тревога остается. Парни мрачно сидят в номере. Внезапно Голдблюм замечает на крышах снайперов, кричит что-то про то, что убивать всех по очереди не будут, и удирает на улицу погулять и узнать результаты выборов.

Так вот они, 38 снайперов!!!

И там, собственно, мы и видим сцену из начала фильма. Итак, чем все кончилось? Ну, звонки в США оказались бесполезны — его линию отключили. Наверно, опять Чубайс подгадил. Американцы впадают в панику. Голдблюм бежит в Центризбирком и добирается почему-то только к ночи. К нему присоединяются и кореша.

Ну и конечно же все получается! Ельцин, как и предсказывал Мэри Сью Голдблюм, побеждает с отрывом в 3%, Татьяна радуется, ребят отпускают домой. Напоследок Голдблюм неожиданно покупает у русских ветеранов, торгующих матрешками, шапку-ушанку.

И они едут домой, напевая патриотическую песню, которая переходит в Интернационал. А фильм, который в начале говорил, что основан на реальных событиях, после титров говорит: "История основана на определённых реальных событиях и лицах. Однако некоторые из героев, событий и имён являются вымышленными".

Какой же будет вывод? Есть очень много фильмов, которые рассказывают о политтехнологиях — Хвост виляет собакой, Вся президентская рать, На линии огня, Карточный домик… Ни в одном из списков таких фильмов вы не увидите "Раскрутить Бориса". Не потому, что фильм не имеет отношения к реальности. Имеет как раз. Несмотря на всю свою гиперболизированность, гротеск, шаблонность, многочисленные умолчания и оправдания героев — показано не так уж сильно в отрыве от реальности. Действительно была команда американцев, которая учила предвыборный штаб новейшим технологиям, и даже некоторые детали, типа их боязни прослушки, были, из-за чего один член команды всегда торчал в США, чтобы при необходимости вытащить товарищей. Правда, после выхода фильма подручные Ельцина уверяли, что-де, американцы почти не участвовали в наших делах, их привел Сосковец, а они оказались не нужны — но что-то слабо им верится. Хотя многое опущено — нету "коробки из-под ксерокса", ставок на молодежь, безудержного антикоммунизма 90-х, наглого цинизма ельцинского штаба, безудержного обмана и беспредела русской политики 90-х, тотальной коррумпированности, семибанкирщины — вместо этого нас кормят байками о честном Ельцине, который не привык обманывать, ради чего даже искажен финал выборов, который, как известно, был с большой вероятностью нагло подделан… Да здесь нет даже четвертого члена команды, Стивена Мура, по чьим опубликованным заметкам, собственно, и был составлен сценарий. Здесь даже клюквы сравнительно немного для американского фильма 90-х о России.

Проблема не в этом. А в том, что фильм очень посредственен. У него небольшой бюджет — часть локаций снята в Москве, второстепенные места сняты сразу в Канаде и Америке, хроника и видеоролики без особой маскировки вшиты в повествование, занимая этак 10% хронометража. У него маленький реквизит, немногочисленные декорации, качество телесъемки — все как обычно. Сюжет нудноват и представляет собой незамысловато положенную на видеоряд историю выборов с многочисленными умолчаниями для экономии времени и надуманными препятствиями для героев и страшилками для создания хоть какой-то интриги и создания впечатления, что это политический триллер. Образы персонажей весьма схематичны и больше всего времени уделено Голдблюму, как умному и умелому Мэри Сью, все предсказания которого сбываются. Откровенно слабая работа, наспех склепанный проект начала 2000-х, появившийся на волне популярности публикаций об этой теме.

И все же плюс у этого фильма есть. Конечно, для понимания рекламы и политики лучше посмотреть другой сатирический абсурд, типа Дня выборов или экранизации Generation П, где была весьма тонко введена тема выборов президента. Но все же "Раскрутить Бориса", пусть и бедно, скупо и косноязычно, но рассказывает о предвыборной кампании Ельцина и чисто ради исторического интереса его можно посмотреть. Посмотреть, чтобы убедиться, что предвыборные приемы, придуманные еще при Рейгане, беззастенчиво эксплуатируются до сих пор, что вся современная демократия — это продукт лжи, обмана и банальной манипуляции…

Nazdorovie.

Использована рецензия voencomuezd.
Источник