Скрытая угроза, или гетеросексуал на гей-параде

0
61

Однажды Георгий пробивался на деловую встречу через центр Берлина. Это было непросто, ибо там проводился гей-парад.

Была толпа народу. Движение перекрыли. Всюду звучала леди Гага. Народ ящиками тащил пиво и вино, и пил прямо из бутылок. Все были разноцветные. С бульваров на них с ужасом смотрели иммигранты из арабского Востока в хиджабах. Чувствовалось — хоть они мусульмане, но готовы перекреститься. Пара девушек в толпе парада показали сиськи. Георгий насторожился, но они выглядели как обычные девушки. А вино из горла, знаете ли, действует.

Георгий уже начал нервничать, что опоздает — хотя времени было достаточно. Движение было плотным, и солнце жарило. Георгий остановился на перекрестке, и к нему подошли радостные геи и лесбиянки, в обнимку с ящиком бухла. И спросили, откуда он. "Из России" — наивно сказал Георгий, не представляя последствий.

— Оу, — проговорил один гей. — У вас там запрещают гей-парады. Это страшная гомофобия. Ты тоже гомофоб?
— Мне похер, — прямолинейно ответил Георгий. — Я не лезу никому в кровать, и не смотрю, кто с кем трахается. Да хоть с жареным кроликом в майонезе, мне по барабану.
— Но это неправильный секс, — сказал гей. — Кролик не может дать согласие, это запрещено законодательством.
— Жареный кролик ничего не требует кроме того, чтобы его съели, — наставительно заметил Георгий. — И согласен на всё.

Геи побледнели. Они поняли, что Георгий знает толк в извращениях, невзирая на его преклонный возраст.

— Но плохо, что гей-парадов нет! — сказал другой гей.
— Вот да, не хватает, — согласился Георгий. — Это то, что нам прямо сейчас нужно. Дискриминация однозначно. Я вот тоже хочу парад, а мне не разрешают. Чтобы я прошёл с единомышленниками под плакатами, как мы любим секс с женщинами, какие у них замечательные сиськи и другие чудесные части тела, и кричали бы об этом на всю улицу.
— А какие части тела? — пролепетала лесбиянка слева.
— Глаза…- скромно объяснил Георгий.

— Тебе правда нравится секс с женщинами? — спросил напрямую, без обиняков гей в боевой раскраске. — Тогда вообще что ты тут делаешь в принципе?
— Правда, — честно признался Георгий, понимая, что вокруг него сейчас образуется пустота. — Знаете, ну нравится, что поделать. И сверху, и снизу, и вообще…а если на столе ещё и жареный кролик в майонезе, это стиль, господа. А что делаю — так я мимо шёл. Пропустите меня, пожалуйста.
Зачем Георгий упомянул кролика, он вообще не знал, потому что в принципе такое не ест. Понесло, что называется.

— Но такой парад унизил бы женщин, — неуверенно сказала лесбиянка. — Это ж отношение как к мясу. Вы пойдете, и будете говорить, что вам нравятся сиськи. Это ужасно.

— Так женщины аналогично к нам присоединятся, — хмыкнул Георгий. — Они ведь сами у мужчин любят…ну что-то там такое. А вообще, я не понимаю, чего мы тут спорим. Вы ж лесбиянка? Вам нравятся сиськи? Ну так и мне тоже.

Геи расчувствовались, и предложили Георгию выпить. Но он, как агент иностранных разведок, отказался, ибо шёл на встречу с резидентом — выяснять, где продаётся славянский шкаф. За спиной Георгия надрывалась леди Гага.

У неё стопроцентно были сиськи, Георгий это знал.

(с) Zотов


Источник