Белая горячка. Когда не до шуток. Или о вреде фантастики

0
333

Пришлось мне как-то, при разводе и размене квартиры, кантоваться в коммуналке у друга. В одной из комнат жил одноногий инвалид Костя. Законченный алкоголик. Ногу отчикали из-за курения. Далее болезнь отступила и Костя жил вполне счастливо. Тихий и безобидный товарищ.
Белая горячка начинается, в основном, когда человек прерывает длительный запой и со стороны выглядит трезвым и адекватным. Это-то и вызывает страх и недоумение окружающих.
Далее – эпизодами.

1. Курю утром перед выходом на работу в кухне. Из комнаты стремительно выпрыгивает Костик на костылях:
— Лёха! Надо сматываться!
— Что такое?
— Дом, напротив, рушится!
Выглядываю в окно. Двенадцатиэтажный дом в полном порядке.
— Костя, ты чего? Всё нормально.
Ополоумевший Костя, с выпученными от ужаса глазами, тычет в окно костылём:
— Гляди, гляди, разрушили. И наш с краю уже начали.
Начинаю догонять, что у парня катят глюки. Становится интересно.
— Кто рушит-то?
— Инопланетяне.
Оп-па! Ага, думаю.
— А чем рушат-то? Бульдозером?
— Нет. Магнитными палочками. Ладно. Ты как хочешь, а я пошёл.
Быстренько одевается и сматывается на улицу.

(Для понимания дальнейшего. В квартире ещё одна соседка – пожилая дама Елена. Костин образ жизни не одобряет, а Костя на неё клал с прибором. Оба друг друга не любят.)

2. Я на работе. В районе часа дня звонок. Костя:
— Лёх, тут на кухне двое инопланетян со мной. Один здесь уже сидел, а второй из крана вылез.
— Костя, гони их к чёрту. Нехорошие они люди.
— Сейчас
Пауза.
— Лёх!!! Я до них дотрагиваюсь, а они лопаются.
— Кость, ну тя на..й. Мне некогда. На работе я.
Звонок через час:
— Лёх, у нас в ванной трупы. Завёрнуты в тряпки. Это Ленка завернула их. Понавертела, сука, тут куколок.
— Костя, ты достал! Нет никаких трупов. Глюки у тебя, понимаешь. Глюки. Допился, мля. Приду с работы – вызову врача. А сейчас — отвянь!
Звонок через 15 минут.
— Лёх, я понимаю, что глюки… Но, трупы-то лежат!
Бросаю трубку.

3. Прихожу с работы. За Костиной дверью какой-то весёлый монолог. Заглядываю. Все вещи из платяного шкафа на полу. Среди них сидит Костя. Больше в комнате ни души. Оборачивается:
— О! Лёха! А мы тут с рыжим (его дружок – алконоид) на рыбалку собрались. На зимнюю (на дворе сентябрь). А он дрыхнет, скотина!
Тычет костылём в рыжего, лежащего, по его мнению, на кровати:
— Миха! Вставай, блин! Проспишь путину! Ха-ха-ха…
Поворачивается ко мне:
— Ещё профурсетку какую-то с собой приволок. Укатайку. Ладно, она пусть спит, а мы с рыжим на рыбалку.
— Ну-ну…
Ухожу ужинать.

3. Вечером и ночью Костя изредка шастал по квартире. С кем-то беседовал у себя в комнате. На следующий день, за завтраком, поведал мне следующее:

"Он подружился с инопланетянами. Они очень добрые, но застенчивые, потому, что у них вместо рук клешни. Показываются только ему. Починили приёмник (в доказательство он приволок совершенно мёртвый VEF с гремящими внутри деталями и предлагал мне послушать – как громко тот вещает теперь). Сделали ему вторую ногу. Только не совсем получилось. Нога, как ватная, и не шевелится. Но, они обещали исправить. У них есть враги. Чёрные огромные крысы в касках. Они с другой планеты и за ними охотятся. Костя откликнулся на их просьбу и теперь будет защищать их от крыс. Крысы прячутся в шкафу. А клешерукие – у Кости под одеялом."
Затем он удалился и через минут двадцать вышел из комнаты, сияющий аки начищенный полтинник. В костюме и при галстуке. Заявил гордо:
— За мной прилетели. Меня забирают!
— Кто?
— Ну, эти. Инопланетяне.
— На летающей тарелке?
— Нет. У них самолёт-вертолёт.
— Мягкой посадки.

Читайте также:  Сомнительные чувства: отец объявился спустя 35 лет

4. Вечером приходит Костя. Побитый, в рваном костюме:
— Костик, кто тебя так?
— ОМОН.
— Чем ты ОМОНу-то досадил?
— Инопланетяне спрятали его в ангаре и меня ждали.
— Самолёт-вертолёт?
— Ну, да. А ОМОН окружил ангар и осветил всё прожекторами. Я пытался прорваться, и меня избили.
Позже я врубился, что он рвался на территорию охраняемых складов, недалеко от нашего дома, ну, а охрана в традиционном камуфляже ему накостыляла за настойчивость. Ещё догадываюсь, что Костины объяснения (зачем ему в ангар) очень подействовали на нервы охране.

5. Этим же вечером соседка:
— Лёш, не дашь нож. Не могу свой найти. Делся куда-то.
— Сейчас.
Открываю ящик – ни одного ножа. А у меня их штук пять. И тут я понимаю, что ножи – первое средство от чёрных крыс в касках.
— Костя! Где ножи?
— Тут.
У Кости под подушкой все ножи. Восемь штук. Костя сидит в тёмной комнате и караулит крыс, тупо втыкая на шкаф.
Лена:
— Лёш, я вызываю психушку.
— Конечно. Ночью ему — что мы, что крысы. Ткнёт в темноте.
В психушке говорят, что сначала надо ментов. Вызываем.
Ментов встречаем мы и АБСОЛЮТНО нормальный Костя, который сообщает им совершенно спокойно следующее:
— Это она вас вызвала? (показывает пальцем на Елену) Так она меня ненавидит. Всё время вызывает. А я ничего не делаю. У меня всё нормально.
Менты, раздражённо:
— Ну, и что вызываем? Нормальный человек.
Разворачиваются и собираются уходить. Но, тут, на наше счастье, вступает Костя:
— А у меня всё нормально. Это у неё в ванной трупы.
Менты резко принимают назад:
— Какие трупы???!!!
— В ванной. Понавертела куколок.
Наряд заглядывает в ванную. Ванная пуста. Из-за спины ментов Костя тычет пальцем:
— Вот. Полюбуйтесь. А ещё она по квартире аппаратуры напихала. Подслушивает меня.
С этими словами Костик переворачивает ковровую дорожку и начинает вытягивать из под неё воображаемые провода:
— Во! Полюбуйтесь! Микрофоны тут всякие…
Наряд:
— Пусть собирается. Сейчас приедут.
Вызывают по рации дежурного и просят прислать психушку в адрес.
Костю увозят.

Костя днями сидел дома и в часы похмелья просил у меня что-нибудь почитать. Из того, что ему было доступно, у меня была только фантастика. Много. Ну, не давать же ему, в самом деле, Кортасара или Сартра. А уж, Кастанеду, если бы дал почитать, то с Вами сейчас, наверное, не разговаривал.

Веселье это, конечно, очень хреновое. Так, что – поаккуратней с фантастикой. И со спиртным, естественно.

Спасибо!