Я не ученый, но я мать и знаю, почему у моего сына аутизм

0
19

Я не ученый, но я мать и знаю, почему у моего сына аутизм

Недавно я наткнулась на статью в интернете о том, что аутизм и обрезание связаны. Я не могла сдержать смех.

За последние годы какие только объяснения аутизма я ни читала:

  • аутизм вызывает ртуть
  • аутизм вызывает свинец
  • аутизм начинается из-за плохой связи ребенка с матерью
  • определенные пестициды могут провоцировать аутизм
  • пластик
  • глютен усугубляет проявления аутизма
  • люди с аутизмом должны есть больше клубники
  • антиприграные вещества могут провоцировать аутизм

Пункт о связи ребенка с матерью даже ранил. Потому что мне правда было сложно с новорожденным сыном. Он почти весь первый год постоянно плакал, кричал, хныкал. Он начал спать ночью в 6 недель и закончил в 3 месяца.

Я была истощена, мы с мужем постоянно ссорились. Впервые я почувствовала, как мой брак буквально ускользает из моих пальцев.

А моему старшенькому — сладкому, непроблемному, хорошенькому сыну — тогда был всего год. На его фоне младший казался еще более сложным.

Но сегодня нет никого более близкого к нему, чем я, и знаете, что? У него по-прежнему аутизм.

И я знаю, что на самом деле вызвало его аутизм.

Как сказал его 5-летний брат, он таким родился.

Да, я верю, что аутизм — генетическое заболевание. Думаю, что ДНК мужа как-то смешалось с моей ДНК и у нас получился ребенок, который думает, что среда оранжевая. Может его уникальная генетика делает его более чувствительным к вещам к окружающей среде, как например свинец, ртуть и пластик.

Насчет клубники не знаю.

На прошлой неделе я была в кофейне и ко мне подошла одна женщина. Она представилась и сказала, что ее дочь учится с моим сыном. Я кивнула, улыбнулась, взяла свой заказ и направилась к выходу.

«Подождите, — дотронулась она до моей руки. — Я хотела вам кое-что сказать. Дочь рассказала, что один мальчик в классе назвал вашего сына странным».

Я съежилась: «Да, такое бывает».

«Дочка сказала, что она сказала мальчику, что он не странный, что он именно такой, каким должен быть».

Понимаете мою дилемму? Если я начну бегать и кричать, что аутизм — это эпидемия, что нам нужно узнать его причины, отчего это происходит и как это лечить, это же противоречит всей концепции принятия, толерантности и открытости.

Этот хрупкий стеклянный замок, который мы с таким трудом строили последнее десятилетие, разрушится на тысячи осколков.

Но с другой стороны, это ведь правда определенная эпидемия. И другие семьи наверняка захотят знать, что делать, чтобы избежать этого диагноза у своего ребенка. У моих детей будут дети, и если у аутизма правда есть причина, то хорошо бы знать об этом.

В то же время я не хочу слишком зацикливаться на том, что, когда, где и как, забывая о том, кто.

Потому что мне все равно, откуда он взялся. Но мне любопытно.

Мне все равно, почему у моего сына аутизм. Но это было бы хорошей информацией.

С ним все нормально. Может совсем немного что-то не так, потому что последние 45 минут он говорил о разных видах жевательной резинки в магазине.

Я бы ничего не изменила. Но могу изменить несколько вещей.

Я могу относиться к аутизму по-другому — как к чему-то удивительному.

Я ненавижу аутизм, потому что он заставляет моего сына так долго говорить о жевательной резинке.

Он вроде бы и поломан, а вроде бы и целый.

Но в аутизме никто не виноват.

Может мне стоит давать ему больше клубники, хотя он ее ненавидит, может стоит перекрасить дом, чтобы на стенах точно не было свинца. Может нужно выкинуть антипригарную сковороду. Может нужно любить его еще сильнее, глубже, больше, когда он был еще совсем малышом.

Может это моя вина.

Как видите, мои чувства насчет аутизма сына очень сложные, как призма с тысячью цветами и лучами. В одни дни мои сомнения мягко нашептывают в моем сердце, в другие — кто-то словно кричит мне на ухо.

Я не ученый. Я не достаточно умна для этого. Но я мама. И хотя я и для этого не достаточно умна, я знаю аутизм с этой точки зрения. Я знаю всю сложность, когда у твоего ребенка в школе есть персональный помощник. Я знаю разочарование и страх. Я знаю, что значит быть другим или странным, потому что вижу это каждый день.

Когда ты живешь с тем, у кого аутизм, ты очень часто говоришь слово «пока».

Пока он не кричит.

Пока он спит.

Пока он в безопасности.

Так что пока я буду верить, что аутизм сына заложен в ДНК.

Пока я буду пытаться расширить черно-белые определения науки до разных оттенков радуги. Вместе мы сможем составить более полную картину аутизма.

Я не знаю, какой будет эта картина. Но мне бы хотелось представлять ее как идеальное сочетание науки и людей.

Потому что причина аутизма моего сына описана его одноклассницей в одном предложении: «Он именно такой, каким должен быть».

C.C.

Источник