История одной фальшивой справки о вакцинации

0
47

Как в 1960 году в Москву ненадолго вернулась оспа.

Плакат Алексея Кокорекина

×

В конце 1959 году советский художник, автор плакатов, дважды получавших Сталинскую премию, Алексей Кокорекин отправился с группой других знаменитых художников в братскую Индию. Перед поездкой в Индию надо было обязательно сделать прививку от оспы. Кокорекин сделал прививку в начале года, о чём он предоставил справку. Дело в том, что в феврале 1959-го он должен был поехать в Африку, но поездка не состоялась, тогда-то и пришлось прививаться.


В поездке Кокорекин побывал в старейшем городе Варанаси, важнейшем для индуистов городе, который они почитают как центр Вселенной. Варанаси называют городом мёртвых. В день там проходит несколько сотен кремаций. Причём индусов сжигают не в крематориях, а на набережной Ганга. Каждый индус мечтает, чтобы его кремировали именно в Варанаси. А в ожидании исполнения мечты индусы глазеют на костры, которые никогда не затухают в городе мёртвых. Прислуживают в крематории под открытым небом представители касты дом-раджа. Они неприкасаемые, но имеют более денежное занятие, чем обычные неприкасаемые. Одна из их обязанностей — просеивание пепла. Неприкасаемые ищут драгоценности, оставшиеся от сожжённых. Никто кроме них к вещам прикасаться не имеет права. Зато ювелирку и бижутерию покойников можно потом купить на аукционах, которые устраивают неприкасаемые. Другими личными вещами, оставшимися от умершего, тоже заведует каста дом-раджа. Вот на одном таком аукционе Кокорекин прикупил какие-то безделушки, принадлежащие сожжённому брамину. Позже выяснится, что брамин умер от оспы.


С индийскими дарами 23 декабря 1959 года Кокорекин вернулся в Москву. Вернулся и сразу же заболел. По симптомам было похоже на грипп, в больнице ему поставили диагноз «грипп, медикаментозная сыпь, тиф?». При этом Кокорекина как художника с именем осматривал не простой врач, а академик Руднев, заведующий кафедрой инфекционных болезней. Выписанные врачом лекарства не помогали, напротив, Кокорекину становилось хуже и хуже. На третий день болезни тело дважды лауреата Сталинской премии покрылось чёрной сыпью. 29 декабря Алексей Кокорекин умер в Боткинской больнице, успев перед смертью попрощаться с родственниками.

После вскрытия появился новый диагноз «чума под вопросом». Оспа была исключена, он же делал прививку, о чём показывал справку. К тому же в Москве к тому времени уже 25 лет не было зафиксировано ни одного случая заболевания оспой.

Когда у пациентов, лежавших с Кокорекиным в одной палате, и у сотрудников больницы стали наблюдаться схожие симптомы, биоматериалы заболевших было решено отправить крупнейшему в Союзе эпидемиологу академику Михаилу Морозову. Чёрная оспа — таков был диагноз. Болезнь уже вовсю распространялась по больнице, кроме Кокорекина жертвой оспы стали два санитара, надо было срочно принимать меры.

Читайте также:  Село на Волге, которое образовалось благодаря ссоре двух мужиков

Кадр из фильма "В город пришла беда" (1966), основанного на истории Кокорекина.

Информация о случаях заражения оспы была передана на самый верх, и оттуда в ответ поступил ряд распоряжений: больницу закрыть на карантин, все контакты больного отследить, доставить в Москву необходимое количество доз вакцины против оспы и никому ни слова, операцию проводить в обстановке строжайшей секретности.

МВД, КГБ, санитары, медсёстры, врачи и учёные работали сообща и в кратчайшие сроки предотвратили вспышку оспы в Москве. Каждый контакт художника в Москве был восстановлен. Все, с кем он так или иначе контактировал, были вычислены.1500 человек были помещены на карантин. Всего медики наблюдали 9432 человека. 8522 бригады привили 5,5 млн москвичей и 4 млн жителей Подмосковья. Обстановка секретности тоже соблюдалась. С того момента, когда академик Морозов выяснил, что Кокорекин заразился оспой, до полной остановки распространения инфекции прошло 10 дней. Вспышка оспы унесла жизни трёх человек, всего заболело 45.

Алексея Кокорекина кремировали, родным попрощаться с ним не дали. А кто же забрал оставшиеся от него вещи, ведь в Москве нет касты дом-раджа? Подарки брамина оказались в комиссионных магазинах. Сотрудники КГБ выяснили, что художник вернулся из командировки на день раньше. Этот дополнительный день и дополнительную ночь он провёл у любовницы, ей тоже перепали индийские вещицы. На следующий день подарки получила жена. Любопытно, что и жена, и любовница сдали дары в комиссионку. Видимо, по советским меркам вещи брамина оказались не самые модные. Все они были найдены сотрудниками КГБ и сожжены, а контактировавшие с вещами отправлены на карантин.

Остаётся ещё один вопрос. Кокорекин же сделал прививку, как же он заразился от браминского барахла? Врач Владимир Голховский в книге «Путь хирурга. Полвека в СССР» рассказывает о том, как в Москве в начале 1960 года боролись с оспой. В то время он был аспирантом и работал в Боткинской больнице. Он пишет, что художник якобы испугался, что прививка плохо скажется на его мужской силе. А для него тогда это было особенно важно, ведь незадолго до вакцинации у Кокорекина появилась новая молодая жена. Якобы он дал взятку врачу и получил справку, но не получил прививку. Опасения художника были напрасными, прививка не повлияла бы на его потенцию, но сохранила бы ему жизнь.

Источник