Пациент номер 0

0
58

Вирус, никто не может сказать толком, откуда он, никто не может определить, как он влияет на людей, никто даже не может ответить, кто и зачем нас всех прививает. У меня есть ответ.


Здравствуйте, позвольте представиться, меня зовут Андрей Дроздов.

Родился 18 апреля 1975 года, город рождения — Кишинев.

Призван в армию 28 апреля 1993 года. После окончания срочной службы четырежды подписывал продление службы по контракту.

Пропал без вести во время несчастного случая 18 января 2010 года.

Признан погибшим 15 февраля 2013 года.

Основная история начинается как раз тогда, но начну я свой рассказ все-таки издалека.

Второй ребенок в семье ткачихи и разнорабочего, я был зачат, как надежда на государственные дотации, поэтому единственные, кто меня любил — мой старший брат и учительница младших классов. В армию я пошёл, чтобы хоть как-то состояться, не видел других путей, это сейчас я понимаю, что из меня получился бы пианист, или художник, возможно, актер. Но до осознания еще долго, простите за отхождение от темы.

Когда я пришел в армию, меня заметили сразу, и перевели из простой части в часть закрытую. Там нас обучали владению оружием, учили лицедейству, основам партизанской войны, экономике, политике, многому другому.

Нас готовили, как секретных агентов, которые способны выполнять задания любой сложности. Но оказалось, что такие агенты несовершенны, задания выполнялись не всегда, а иногда — с критичными жертвами. Хотя мне нравилось, приезжаешь с левым паспортом, делаешь, что надо, после чего ты исчез, новый паспорт, новые друзья, новое лицо и новые отпечатки. Плюс гонорары за каждую операцию, которые к 45 позволят купить маленький свечной заводик и жить припеваючи. Свобода, воля, жизнь за казенный счет и безбедная старость там, где нам заблагорассудится. Я был счастлив.

2010 год все изменил, нам предложили пройти переобучение, которое позволит добиться невиданных доселе результатов, 78% успеха, вроде как, начальство не устраивали. Предложение, по факту, было ультиматумом. Но нам обычно приказывали, а тут даже выбор. Согласились все, так манили перспективы. Нас отбирали по принципу «никто искать даже не будет», хотя для массовки звали многих, а я сидел тогда среди сотни незнакомых офицеров и удивлялся, что ж они отказываются. А у них семьи, дети, их просто согнали на сборы и дали тот же документ.

В общем, 17 января мы, сорок человек, согласных на всё, поехали на служебном ПАЗике в горы. Но вместо стандартного рейда нас ждал МИ-38, который перевез нас в закрытый центр. А ПАЗ по возвращению накрыло лавиной. Тогда пропал и я, и остальные, нашли лишь пустой автобус.

Три года нас учили, кормили, нам дали царские условия, и ничто не предвещало дальнейших событий.

Спустя три года мы уперлись в потолок, если мы что-то и усваивали, то лишь забывая старое. Это был предел, и нам предложили попробовать новое лекарство. Тогда и появился Профессор.

Первая речь Профессора была проникновенной, он обещал нам, что мы станем первыми новыми людьми. Обычно человек использует мозг максимум на 15%, но он сказал, что нашел возможность раскрыть потенциал мозга на 45%, но у него есть ограничение — запрет на опыты над людьми. Честно, показался он мне не профессором, а клоуном. Сами посудите, выходит на трибуну тело со следами похмелья в халате на голое тело и застиранных в ноль джинсах. Он не был пьян, но было явно видно, что он не трезвел, и скорей всего, давно… Уважение внушали лишь его ботинки, вот на чем проф точно не экономил, хотя их состояние его тоже, судя по всему, не волновало. Основное время он рассекал по лаборатории в армейских говнодавах на голую ногу, летом заявлялся босиком, неизменными оставались живот и постоянно мутирующие татуировки. Где он на закрытой базе находил татуировщиков, для меня было загадкой.

×

Согласились почти все, те, кто отказался, чудесным образом находились после нескольких лет пропажи, с легендой, что их случайно нашли добрые люди и долго их выхаживали. Все равно им поверили все дальние родственники, государство признало заслуги, наградило, одарило квартирами и щедрыми пенсиями.

Наша же жизнь стала интереснее, те медикаменты, которые нам кололи, не были лекарством в прямом смысле слова. Это был новый вирус. Мы начали много болеть, выжили не все, хотя нас спасали, за нас и правда боролись, Профессор заходил в палаты каждый день, ехидная ухмылка, пузико, халатик, не знаю, один ли я заметил, уже никто не расскажет, но когда он стоял над Василенко, когда его заворачивали в полиэтилен, он с какой-то детской надеждой спросил у солдат «А можно, я ему глаза закрою?», вроде бы я видел слезы, хотя, возможно, мне показалось. Память не всегда права. Ему позволили, и, кажется, он даже сказал «Спасибо».

Читайте также:  Хитрый преступник годами обманывал полицию по методу Скруджа Макдака

Нас тянули с того света, как могли, аппараты ИВЛ, каждому по три сиделки сменами по 8 часов, каждому по дефибриллятору у кровати, когда выяснили, что морфин облегчает течение болезни, нас кололи при каждой жалобе, Федорчук, пользуясь моментом, несколько недель был обдолбан двадцать четыре часа в сутки. Говорил потом, что давно хотел попробовать.

Дальше несколько лет мы чувствовали себя беспомощными котятами, Конев, например, который считал себя спецом по выживанию, не мог отбить даже брошенной в него ложки за столом, хотя до этого вполне комфортно для себя делил рынок с якудзами, не боясь даже снайперов.

Сиделок не убирали, предполагая рецидив.

Прошло пять лет, и вот тут начались реальные изменения в мозге, Профессор ликовал, у него получилось. Сначала пришли галлюцинации, мы начали видеть мир нестандартным. Не поручусь за других, но я, регулярно просыпаясь, видел умершего уже на тот момент отца, стоящего у кровати, он хотел что-то сказать, но реальность возвращалась быстрее, чем я мог что-то понять и усвоить.

Разговор с мертвым отцом получился спустя еще пару лет, когда я стал сам спокойно по желанию видеть потусторонний мир. Да, наукой не признано его существование, но мне-то что, меня этот разговор успокоил, отец приходил извиниться, и его тяготило, что я его не замечаю, когда я его убедил, что могу его видеть, он попросил прощения за свое отношение, сказав, что это — не моя вина, а его собственных страхов и комплексов, которые он осознал лишь после смерти. Видимо, это и есть ад. Я не вдавался в подробности. Стоило ему выговориться — он исчез.

Все, кто был в строю к этому моменту, начали обучаться в разы быстрее, мы могли прочесть телефонный справочник за тридцать минут, и чтобы назвать адрес и телефон человека оттуда, больше внутрь не заглядывали, память сама подкидывала нам нужную информацию. Кто-то освоил телекинез, кто-то начал читать мысли, пытались превращать воду в вино, правда, не получалось.

В 2017 произошла катастрофа, нам всем выдали новые задания, но мы на них не пошли, потому что каждый отчетливо видел количество тех, кто пострадает от этого. Раз мы были для начальства бесполезны, на нас начали проверять порог человеческой выносливости, параллельно разрабатывая сыворотку, которая позволит уничтожить вирус и вернуть нас к началу. Профессора на тот момент перевели, чтобы он этого не видел. Месяцы без еды, без воды, пытки электричеством, холодом, к январю 2018 в живых остался я один. И сбежал.

Сейчас на планете царствует тот самый вирус, которым нас кололи, именно от него пытаются привить всех и каждого, потому что никому не нужны толпы умных сильных людей со сверхспособностями. Абсолютно неуправляемых.

Вы можете подумать, что я это рассказываю, чтобы вас предостеречь. Нет, дело не в этом, я не вправе решать за каждого. Этот рассказ — просто попытка вернуть долг.

Профессор, я знаю, что вас нет в живых, я не смог им помешать, но хотя бы так могу попробовать приблизить вашу мечту о новом обществе, где не будет правительства, где не будет армии, но зато будут люди, целиком и полностью осознающие свою роль в этом мире, и живущие, не пытаясь самоутверждаться, не причиняя вред своим ближним, не требуя ничего от окружающих, просто живя и трудясь на благо свое и общества. Кажется, так вы описывали рай.

Покойтесь с миром, дорогой Профессор, спасибо за все…

PostScriptum:

Конечно же, это просто рассказ, он еще сыроват, но мне необходима обратная связь, а поскольку он уже опубликован на Самиздате, я решил добавить его и сюда.

Источник