Детективная история человека, первым сфотографировавшего столицу Тибета Лхасу

0
17

Он проник в «место Богов» — Лхасу, но в отличие от многих, пытавшихся увидеть изнутри закрытое от посторонних глаз место, остался жив.


Привез из экспедиции около 200 снимков (небывалое количество для начала XX века) и написал труд «Буддист-паломник у святынь Тибета», за что был удостоен премии РГО и стал профессором.

×

Храм в Лхасе

Спас от закрытия журнал National Geographic и сделал его таким, каким мы его привыкли видеть. Стал автором учебников бурятского языка и разрабатывал национальную систему образования в Бурятии и Монголии.

Главный герой детектива времен Российской империи


Цыбиков Гомбожаб

Гомбожаб Цыбиков — первый бурят, окончивший мужскую гимназию в Чите и получивший высшее образование в Санкт-Петербурге. Целеустремленный парень поступал в университет, владея китайским, монгольским и маньчжурским языками. Чтобы не допустить захвата Тибета Великобританией, в России развернули большую агентурную работу, надеясь добровольно присоединить к себе Монголию, Тибет и Китай.

В Тибет мог попасть только буддист: потому Цыбиков надел платье паломника и отправился с торговым караваном на окраину Тибета.

Мастер конспирологии

Для экспедиции в Лхасу РГО и Генштаб снабдили шпиона новейшим по тем временам фотоаппаратом, который мог без подзарядки делать 12 фотоснимков. Местные жители считали фотографов колдунами, а потому казнили всех чародеев, чтобы те не увезли уловленные образы людей на враждебный Запад.

Поэтому Тибет долго оставался белым пятном, и ученым даже не удавалось составить карту этой местности. Дабы не вызвать подозрений, Гомбожаб вмонтировал свой объектив в молитвенный барабан хурдэ и делал снимки только тогда, когда никто не видит. Он мог часами выжидать удобного случая для одного лишь кадра. Ежедневно делал заметки в свою записную книжку, но тоже с крайней осторожностью.

Читайте также:  Хитрый преступник годами обманывал полицию по методу Скруджа Макдака

Гумбум

Выполняя свой ученый долг, Цыбиков совершил еще один научный подвиг: собрал библиотеку из 333 книг тибетской медицины, философии, грамматики, истории. Ксилографические издания он отправлял для перепечатки в Пекин, каждую книгу обертывая в ткань, затем в сырую шкуру вола, а дыры от игл заклеивая водонепроницаемым клеем. Особо ценные манускрипты он помещал в кованые сундуки.

Что помогло совершить сенсацию в научном мире

Потала

Будучи атеистом, молодой ученый исполнял необходимые тысячи поклонов, делал приношения и старался ничем себя не выдать. Некоторые уже начали подозревать в нем «ненастоящего» паломника, но его спасла встреча с Далай-ламой. В дальнейшем паломнику помогло то, что лама обратил на него свое внимание и благословил особым талисманом, освященным молитвой и дуновением, а также наложением правой руки на темя.

Лхаса

За три года на Тибете исследователь овладел еще и лхасским диалектом, собрал сведения о быте, религиозных верованиях людей и социальном устройстве тех мест. С 1899 по 1902 годы он посетил дворец Далай-ламы Поталу и его летнюю резиденцию, побывал на религиозном празднике Цог-чод, смог попасть во все религиозные центры Тибета: Гумбум, Лабран, Лхасу, главные и неглавные его монастыри, увидеть старейшую столицу Тибета Цзэтан и все это запечатлеть в фото- и описательных документах.

По возвращении ученый прочел лекцию научному сообществу и предоставил несколько фотографий Западу, чтобы доказать первенство нашей страны в изучении запретного Тибета. Когда в 1905 году Далай-лама был в России, Гомбожаб был переводчиком на встрече. Возможно, о талантливом ученом еще снимут фильм, тем более что его уход тоже окутан тайной.

Источник