Из Петрограда – в кругосветку. Как дети из питательной колонии совершили удивительное путешествие

0
120

Сразу после революции и окончания войны в 1918 году во многих городах ситуация была не лучшей: голод, холод, болезни и неопределенность. Петроград не был исключением. Больше всего от лишений страдали дети. И тогда их решили отправить в питательные колонии. Они еще не знали, что совершат, возможно, самое удивительное путешествие – целую кругосветку. Но обо всем по порядку.


В 1917 году к власти пришли большевики. Тогда началась Гражданская война. Положение по всей стране было крайне нестабильным: деньги обесценивались, людям было негде работать из-за постоянных закрытий заводов, а продукты появлялись на прилавках все реже.

×


Уже в мае 1918 года официальными органами было признано бедственное положение. Тогда в городских газетах появилась телеграмма наркома продовольствия А.Д. Цюрупы:

«В Петрограде небывалое катастрофическое положение. Хлеба нет. Населению выдаются остатки картофельной муки и сухарей. <…> Именем советской социалистической республики требую немедленной помощи Петрограду».

Тогда все еще существовала Петроградская Областная Организация Союза Городов (ПООСГ). Да, формально она уже была распущена, но все же сумела организовать сбор детей из Петрограда для эвакуации. В школах, гимназиях и реальных училищах объявили, что можно отправить детей на лето в более благополучные места России. Называлось это дело «питательными колониями», аналог более поздних пионерских лагерей.


Тогда набирали детей от 6 до 15 лет. Везти их планировалось из холодного Петрограда (летом здесь редко бывает температура выше 25 градусов) на Волгу и на Украину: там и теплее, и почва плодороднее.

Чтобы понимать, почему не в Петроградскую губернию, или нынешнюю Ленинградскую область, нужно знать еще и о том, что почва здесь не совсем подходит для выращивания каких бы то ни было стандартных продуктов. Да, их выращивают, но лучше всего здесь растет капуста: порой летом, проезжая мимо Пулковского или Московского шоссе можно увидеть целые поля. Но одной капустой сыт не будешь. Да и город слишком большой, чтобы прокормить все население.

Планировалось, что домой они вернутся к началу учебного года, но все пошло иначе. Две группы, общей численностью свыше 900 человек, отправили на Южный Урал.

Путешествие началось 18 мая 1918 года. С Финляндского вокзала в Петрограде на санитарном поезде №101 в город Миасс на Урале отправилась первая группа. Неделю спустя, 25 мая, вторая группа выехала в город Петропавловск (ныне находится на территории Казахстана).

Вторая группа не доехала до места назначения: из-за активных боевых действий эшелон остановили, и дети оказались в санатории Курьи. Это большое уральское село в Свердловской области. В итоге ребят разместили на местных дачах.


Позже в отчетах писали, что ребята были радостными, в санитарном поезде у них были все удобства, а при прощании с родителями заплакала лишь одна девочка.

Вообще, уже в пути было множество опасных приключений: поезда постоянно останавливали, чтобы пополнить необходимые запасы и чтобы пропустить вперед военных. Однажды поезд вообще остановили бойцы Чехословацкого легиона: они восстали против советского правительства.

Уберег от неприятностей один из воспитателей, чех по национальности. Он объяснил, что дети – это просто дети, и их нужно отправить дальше. И действительно, так и получилось.

В Миассе все шло хорошо примерно до середины лета. Колонисты играли, гуляли, активно набирались сил. Но уже к июлю война добралась и до Миасса.

Была и другая проблема: валюта обесценивалась все стремительнее, и денег на обратный путь не оставалось. Порой не хватало даже на еду, но тут выручали местные и воспитатели: кто-то давал еду в долг, а одна из педагогов выменяла мешок муки на обручальное кольцо.

В Курьи тоже шло не все гладко. Валя Рогова, колонистка, писала, что однажды через местный зал для выступлений пролетела пуля и застряла в стене. Выяснилось, что на крыльце одного из домиков убили солдата. Из колонистов тогда никто не пострадал.

Уже осенью стало очевидно, что дела совсем плохи: не осталось ни денег, ни еды, ни теплой одежды. В Петроград ехать возможности не было из-за того, что дети оказались отрезаны из-за боевых действий: отступавшая Красная армия подрывала железнодорожные мосты. В августе колонистов и вовсе начали выселять из их жилищ.


Тогда же ПООСГ решила отправить двух отцов детей для того, чтобы попытаться вернуть детей домой. Уже тогда с колониями не было никакой связи. Ответственными оказались Валерий Львович Альбрехт, виолончелист и настоятель Русского музея (отец двух девочек), и Иван Петрович Пржевотский (тоже отец двух девочек), большевик. К ним присоединился и шведский пастырь Вильгельм Сарве, представитель Международного Красного Креста. Они выехали из Москвы 12 октября в направлении к детям. Их путь лежал через фронт.

Воспитатели решили разделить колонии на небольшие группы: было очевидно, что пользоваться услугами местных уже невозможно. В итоге ребят отправили в небольшие поселки и города Урала и Сибири: Тугоярск, станица Уйская, Троицк, Ирбит, Томск, Тюмень и в тот самый Петропавловск. Там ребят принимали монастыри, гимназии и училища. Родители, конечно, об этом не знали.


Колонисты с Альбрехтом в Екатеринбурге

Двум отцам получилось добраться до Петропавловска. Они поняли, что вывезти колонистов назад, в родной Петроград, не получится, и попытались обеспечить их хотя бы теплой одеждой.

Для этого они выходят на связь в Екатеринбурге с Альфредом Сваном, петербуржцем и представителем YMCA, молодежной волонтерской христианской организации, которая стала известна благодаря организации детских лагерей.

Сван связался в Омске с Райли Алленом, представителем Американского Красного креста и журналистом. Аллен помог со снабжением и взял на себя обязательства снабдить все колонии продуктами. После того, как удалось заключить все договоренности, отцы вернулись в Петроград.

Валерий Альбрехт тогда еще не знал, что эта встреча с одной из его дочек станет последней.

Откуда в России был Американский Красный крест? Дело в том, что американцы в 1918 году прибыли с гуманитарной миссией во Владивосток. Детям они тоже не могли отказать, и Аллен посодействовал тому, чтобы колонистам и воспитателям организовали два железнодорожных состава, которые по Транссибирской магистрали отправили ребят во Владивосток.


Райли Аллен справа

Помощь пришла и от Свана. Он со своей женой Катей организовал снабжение колонии. Этот человек сделал для детей действительно очень много: увидя, в каком состоянии колония, они вместе с женой наладили образовательный процесс, всех одели и причесали. Не обошлось и без лечения многочисленных болезней: вши в детских лагерях до сих пор та еще проблема. Позже Сванам пришлось покинуть колонию из-за болезни отца Альфреда.

Райли Аллен встретил ребят во Владивостоке летом 1919 года, как глава Американского Красного Креста. Тогда же было принято решение разделить колонию снова на две части. Первую часть разместили на Русском острове, а вторую – на севере города рядом со станцией Вторая речка. В течение следующего года они были на полном обеспечении Красного Креста.


Тогда же финансами детей стал управлять Барл Брэмхолл, а хозяйственную часть на себя взяла Ханна Кэмпбелл, которая приехала в Россию еще до революции и раньше занималась поиском золота. Дело в том, что раньше за детьми приглядывали воспитатели, которые были слишком суровыми. Дети их не любили, и было за что: финансы велись как попало, многие были не в состоянии обеспечить хотя бы утренний туалет для ребят.


Барл Брэмхолл

Ханну же они полюбили и даже прозвали мамашей Кэмпбелл. Они организовала в колониях движение скаутов и движение сестер милосердия. Однажды благодаря просьбе воспитателей перед детьми даже выступила знаменитая оперная певица Мария Черкасская.

На Дальнем Востоке кипела жизнь: многие ребята поступили в гимназии и реальные училища, кто-то из старших ребят даже поступил в институт, а девушки – на курсы сестер милосердия. Также американцы активно учили ребят английскому языку.

Читайте также:  Женщина, подарившая своё лицо Свободе


К слову, среди ребят оказался Валентин Цауне, который, увлекшись движением скаутов, позже основал в Петрограде пионерское движение. А еще среди них был Леня Якобсон, который активно занимался танцами. Во взрослом возрасте он стал известен на весь мир как балетмейстер и постановщик.


В центре Е.Тихонов-Бугров, четвёртый справа Л.Якобсон (кличка — Красавчик)

В это же время активно шла подготовка детей к отправке в Петроград. К весне 1920 года Аллен договорился отправить детей в Петроград под охраной солдат американского экспедиционного корпуса. Но в апреле того же года во Владивосток входят японцы, и американцев отзывают домой. Из-за японцев все планы рушатся: корабль для ребят зафрахтовать не получается, да и отправить детей на поезде теперь тоже нереально.


Райли Аллен не бросил детей. Колонистов было решено взять детей с собой и отправить их к Балтике через два океана. Для этого журналист обратился к Рудольфу Тойслеру. Он смог найти всего за один день сухогруз «Йомей Мару» под руководством капитана Матоци Каяхара.

Сухогруз взял японский флаг и флаг Американского Красного Креста, и в июле 1920 года забрал детей. 12 июля они входят в порт Муроран на острове Хоккайдо.

Там ребятам разрешили сойти на берег. Их встретили школьники и местные жители: им показали концерты, спели песни и накормили. «Наши девочки ответили одной единственной, но прекрасно исполненной хором песней», — запишет потом в бортовом журнале Райли Аллен. Через день корабль отправился дальше, в направлении к Сан-Франциско.

При подходе к Калифорнии Аллену пришла радиограмма, в которой было сказано готовить ребят к высадке на берег. Им обещали обслуживание на весь период пребывания, в том числе жизнь в казармах форта Скотт и ремонт одежды, отдых и развлечения.


1 августа их на берегу встретили представители молодежного Красного Креста и выдали подарки: игрушки, открытки, альбомы, апельсины и даже жевательные резинки. А на следующий день им устроили прием в пацифистском обществе Сан-Франциско, где был ужин и органная музыка. Для того, чтобы пообщаться с детьми, пришли порядка 8 тысяч местных жителей. Затем им устроили экскурсии, прогулки и пикники. Спустя неделю ребята отправились в Нью-Йорк.

Райли Аллен ждал их уже там, в Нью-Йорк он отправился на поезде. Ребята же пошли на сухогрузе через Панаский канал. Тогда сойти им с берега не удалось. Было 19 августа, и ребят просто забросали подарками с берега.


Б. Ильин, А. Воробьев, К. Яковлев, Котовский, С. Кожевников

«В 10:05 мы прибыли в шлюзы Педро Мигель, где на нас обрушился град манго, бананов, лимонов, апельсинов, сластей, пирожных и цветов, которые бросали люди с берега. Я спросил лоцмана, разрешит ли он мне послать на берег нашего фотографа, чтобы он заснял на киноленту прохождение парохода через шлюзы Гатун. Он дал мне такое разрешение. У шлюза Гатун детей опять забросали фруктами и сластями, а у последнего шлюза дети устроили грандиозную овацию с возгласами „Спа-си-бо!“ в благодарность народу за дары», — записал корабельный доктор в бортовом журнале.

Райли Аллен, тем временем, договаривался в Нью-Йорке о размещении детей. Их планировалось разместить в казармах форта Уодсворт с видом на Манхэттен.

28 августа ребята прибыли в Нью-Йорк, в уже на следующий день им устроили там же концерт. Затем на встречу с колонистами приехали более трех тысяч русских и украинских эмигрантов.

Колонистов разместили в Форте Уодсворт, а президент США Вудро Вильсон прислал им письмо с приветствиями.


Вудс-Форт близ Нью-Йорка. Русские эмигранты устроили в честь колонии спектакль

30 августа детям показывали город, и они даже должны были встретиться с мэром Нью-Йорка, но ему пришлось срочно уехать. А 31 августа, по воспоминаниям Аллена, петроградские дети катались на пароходе по реке Гудзон до Вест-Пойнта и обратно. «Стояла чудесная погода, и все были веселы и счастливы», — написал он в журнале.

А дальше началось противостояние. Дело в том, что детей планировали отправить сначала во Францию, а на месте уже разбираться, каким образом отправить в Петроград.

Но ведь тогда только-только сформировалось советское правительство, которое уже отправило своего посла в США. Все прекрасно понимали, что дети – прекрасный рычаг давления на молодую страну. Дети очень хотели к родителям, а не во Францию, которая к тому же проявляла недружественное отношение к советским властям. Поэтому пробольшевистские газеты и старшие ребята буквально заставили отправить их наконец домой.


«Йомей-Мару» в Нью-Йорке. Еще на берег нельзя. Снова репортеры, даже больше, чем в Сан-Франциско. 5 человек

12 сентября пароход в итоге берет курс на Францию, где планировалось провести техническую остановку. Колонисты и воспитатели уговорили Аллена не оставлять их там.

Уже 25 сентября «Йомей Мару» прибыл во французский порт Брест. Детям разрешили прогуляться по причалу, но сильно они не расстроились: у всех было новое хобби – вязание. В трюме обнаружились запасы шерсти, и три дня во Франции прошли совсем незаметно.

Затем, 2-10 октября 1920 года через Кильский канал судно вышло в Балтийское море, и направилось к Скандинавии.


Тогда было множество проблем и с заминированным полностью Балтийским морем и с тем, что лишь Финляндия согласилась принять сухогруз в своих водах. В итоге судно прибыло в порт Гельсингфорс, город Хельсинки. Детям сойти на берег не разрешили, спустились тогда лишь Аллен и несколько его сотрудников.

В итоге Аллен начал договариваться с местными властями о том, чтобы колонистам дали хоть немного отдыха. Переговоры увенчались успехом, и ребят приняли в Императорском санатории (сейчас это туберкулезный санаторий «Сосновый бор») поселка Халила.

Через несколько дней «Йомей Мару» причалил в порту Койвисто, нынешний город Приморск. Тогда же произошло и прощание с японскими моряками и капитаном «Йомей Мару».


Когда ребята уже были в санатории, Райли Аллен начал организовывать возвращение ребят домой. Это было особенно сложно: прошло уже больше двух лет, и многих детей могли просто не встретить дома. Он начал писать каждому родителю.

Почта тогда была тем еще удовольствием. Вся она шла через Таллин с большой задержкой, и поэтому с ответами родителей детей отправляли через границу с Россией небольшими группами.

И спустя 2,5 года дети, совершив кругосветное путешествие, оказались вновь на Финляндском вокзале в Петрограде. Всем им дали с собой большой мешок продовольствия и предметов первой необходимости, которые им выдал Красный Крест, немного денег и подарки иностранцев.

Райли Аллен тоже не остался без подарков: ребята несколько недель мастерили ему поделки на память. Больше они никогда не встретились.


Катя Васильева. Катя Козлова. Леля Васильева

Самих ребят жизнь тоже разбросала по разным местам. Впервые колонисты встретились в 1973 году, после статьи в газете «Правда» о петроградских детях, спасенных американцами. Тогда на встречу в Музей истории Ленинграда приехали более 150 человек, которые пережили путешествие на сухогрузе.

Многие из ребят стали знаменитыми: кроме Валентина Цауне и Леонида Якобсона там были и музыкант Иван Семенов, композитор Виталий Запольский, биолог Николай Иванов (он увлекся биологией как раз в путешествии), который помог спасти во время блокады многих ленинградцев и сберег уникальную коллекцию семян города.

Сам же Райли Аллен после путешествия вернулся домой на Гавайи. Прожил он 82 года, до 1966 года. Он стал владельцем газеты Honolulu Star-Bulletin, в которой публиковал репортажи о филиппинских и корейских общинах. Он был удивительным человеком и будучи журналистом: на работу он брал американцев азиатского происхождения и публично защищал их права.

Источник