Дети — жертвы халатности взрослых: о вспышке ВИЧ в Элисте

0
276

В 1988 году в Элисте случилось массовое заражение ВИЧ. Рассказываем, с какими трудностями столкнулись ликвидаторы вспышки и её жертвы, а также о том, как это произошло.

Статья в “Литературной газете” (номер от 30 октября 1985 года), в которой выдвигается версия о том, что ВИЧ появился в ходе “бесчеловечных экспериментов Вашингтона”.

×

Считается, что “нулевым пациентом”, впервые занёсшим ВИЧ в СССР был военный переводчик Владимир Красичков. В 1981 году он отправился в командировку в Танзанию, где и заразился. Не будем уточнять, чем он занимался в Танзании, но он продолжил этим заниматься и на родине. В 1984 году переводчик вернулся в Советский Союз. В 1985 году в советских больницах уже можно было провериться на ВИЧ, проверился и Красичков. К тому времени у него уже развился СПИД. После возвращения из Танзании он успел вступить в очень близкий контакт с 25 мужчинами. Все они были солдатами срочной службы и к тому моменту, когда тайное стало явным, уже демобилизовались, разъехались в разные уголки огромной страны. Врачи нашли всех 25 дембелей, обнаружили ВИЧ у 5 из них и узнали, что один заражённый стал донором крови.

Кровь этого донора перелили ещё пятерым людям. Ещё он заразил свою жену, и его сын родился с ВИЧ-инфекцией. Именно после этого случая всех доноров стали проверять на ВИЧ, а всех ВИЧ-положительных пациентов направляли во 2-ю московскую инфекционную больницу на Соколиной горе. Красичков умер от саркомы Капоши (классический исход для больных СПИДом) в 1987 году в этой самой больнице.

В 1988 году в больницу на Соколиной горе были доставлены два пациента из Элисты, столицы Калмыцкой АССР: женщина и младенец. У женщины обнаружили ВИЧ, когда она пришла сдать кровь. До этого она родила мальчика, который непонятно от чего умер, едва родившись. У одного младенца, лежавшего в палате с этой женщиной, тоже обнаружили ВИЧ. Врачи стали по цепочке проверять всех, кто мог бы заразить их вирусом. Выяснилось, что у женщины не было контактов с инфицированными, а малышу хоть и переливали кровь, но инфекции в ней не было. Комиссия из Москвы выехала в Элисту, чтобы изучить ту палату, где люди каким-то мистическим образом заразились смертельным вирусом.

В составе комиссии был инфекционист Вадим Покровский (сын выдающегося инфекциониста и президента Академии медицинских наук СССР Валентина Покровского). Первым делом он обратил внимание на то, что в палате элистинской больницы на шприцах написаны названия препаратов, которые им обычно вводили. Одноразовых медицинских инструментов тогда не было даже в Москве, что уж говорить про маленькую провинциальную Элисту. Медсёстры меняли только иглы, а стеклянные шприцы после каждого укола должны были отправлять на дезинфекционную станцию. Если бы медсёстры делали всё по правилам, то смысла в подписывании шприца не было бы. Никто же не гарантирует, что после дезинфекции шприц вернётся в ту же палату.

Взрослые пациенты, а потом и документы подтвердили, что шприцы используют много раз. Во-первых, это экономит время, а во-вторых, шприц большой, а доза препарата младенцу нужна маленькая, с одним шприцем можно обойти целую палату грудничков. От одного многоразового шприца, в котором побывала кровь ВИЧ-инфицированного, заразились маленькие пациенты элистинской больницы.

Из Элисты ВИЧ протянул свои щупальца в больницы других городов, потому что заболевших детей отправляли в крупные города, где им могли бы оказать более квалифицированную помощь.75 детей и 4 женщины заразились ВИЧ в Элисте в результате халатности врачей, а всего по стране 209 человек получили ВИЧ-положительный статус.

В Элисту, как позже стало известно, вирус проник из Конго, где элистинец, проходивший службу на флоте, воспользовался услугами портовой проститутки. Он переда вирус своей жене, его второй ребёнок родился с вирусом. Через 3-4 года после заражения бывший моряк скончался от СПИДа.

Читайте также:  Лизетта: конь для императора

Вадим Покровский.

Высокопоставленные чиновники и профессора просто не могли поверить в то, что вирус атаковал там, откуда они меньше всего ожидали. ВИЧ — это же только у гомосексуалистов, это же только там у них, у африканцев или американцев. А тут дети, да ещё и в Элисте!  Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда — примерно такой была реакция высокопоставленных медицинских начальников, когда они узнали о вспышке ВИЧ в Элисте.

Есть такое понятие “эффект Земмельвейса” — это когда люди не принимают новые научные факты, потому что они противоречат тому, к чему они привыкли. Земмельвейс когда-то открыл, что акушеры переносят заразу, потому что плохо моют руки. Сделав это открытие и заставив врачей мыть руки с хлоркой, он испытал на себе всю мощь названного его именем эффекта. Покровский тоже испытал на себе этот эффект, раскрыв внутрибольничный очаг заражения ВИЧ.

Кадр из сериала “Нулевой пациент”, снятого для «Кинопоиска» по мотивам трагедии в Элисте.

Как только о случае в Элисте сообщили по телевизору, ВИЧ-инфицированные стали изгоями. Так было не только в СССР, но во всех странах, которых коснулась “чума XXI века”. Люди выходили к больницам с пикетами, требуя изолировать больных от общества навсегда. Резко упало количество доноров — люди просто боялись сдавать кровь и в поликлиники приходили со своими шприцами. В 1989 году соцопрос показал, что 13% граждан считают, что ВИЧ-инфицированных следует уничтожать физически.

Кадр из сериала “Нулевой пациент”, снятого для «Кинопоиска» по мотивам трагедии в Элисте.

Житель Калмыкии Александр Горобченко, чей сын стал жертвой халатности врачей в элистинской больнице, так вспоминает о том времени:

На нас показывали пальцем. Обзывали спидоносцами. Под разными предлогами увольняли с работы. В ребятах, пострадавших по вине медиков, люди вплоть до их смерти видели угрозу. Они не искали виновных среди врачей, не обвиняли за бездействие следователей — шарахались от малышей с ВИЧ и их мам и пап. Да что говорить, если даже родственники от нас отвернулись.

Вот дневниковая запись писателя Марка Харитонова, сделанная в 1989 году:

Чтение [книги] Н. Мандельштам перекликнулось с услышанным вчера по радио пересказом газетной статьи о том, что жителей калмыцкого города Элисты, где заразили детей СПИДом, не пускают в другие города, кидают камнями в их машины, поджигают дома, не принимают кровь на анализ. Такая степень массового одичания (а примеров такого рода множество) даже меня поразила.

Выводы из элистинской трагедии были сделаны серьёзные. Если благодаря случаю с Красичковым доноров стали тестировать на ВИЧ, то после Элисты в СССР были открыты СПИД-центры, борьба с инфекцией стала куда более масштабной. После Элисты больше невозможно было закрывать глаза на проблему. Больных пристально изучали, велись разработки лекарства. Первая эффективная терапия против ВИЧ появилась в России в 1996 году. К тому времени в живых осталось около половины детей, заражённых ВИЧ в Элисте. Через 6 лет после этого уголовное дело о халатности против работников больницы в Элисте было закрыто из-за истечения срока давности.

АНТИФИШКИ
Всё о политике в мире

Источник