История о том как мы снимаем интересное кино

0
11

«Пусть медсестра во время разговора ест куриную ногу!» — решил режиссер. Сказано – сделано. На съемки было сварены куриные окорочка. Шесть штук. Хотели четыре, но потом решили, что лучше больше. Здоровенные такие окорока, от хороших откормленных бройлеров.

Про-курочку

«Пусть медсестра во время разговора ест куриную ногу!» — решил режиссер. Сказано – сделано. На съемки было сварены куриные окорочка. Шесть штук. Хотели четыре, но потом решили, что лучше больше. Здоровенные такие окорока, от хороших откормленных бройлеров.

Снимаем сцену. Актриса Людмила с аппетитом уплетает куриную ногу, размером чуть меньше, чем сама Люда. Дубль. Второй. Третий. Укрупнение. Один окорочок, второй, третий. Людмила продолжает есть с удовольствием, как в первый раз. Все на площадке смотрят на актрису с восхищением: какая вера в предлагаемые обстоятельства, какое погружение в образ, какая выдержка! Всех уже подташнивает от одного вида курицы, а она ест, молодец!

Сцену сняли, объявили обед. Съемочная группа склонилась над пластиковыми коробочками с кинокормом. Кто-то ест мясо, кто-то рыбу. Почти в тишине – обед на площадке процесс священный. И вдруг, среди общего молчания, раздается голос Люды: «А курочки не осталось?»

Все прекратили жевать и медленно повернулись к Людмиле. Сказать, что лица были изумленными, это ничего не сказать! «А что такое? – Люда непонимающе оглянулась по сторонам. – Я очень курочку люблю!»