Папанинцы на Северном полюсе: какие научные открытия сделала эта экспедиция

0
53

Советский исследователь и полярник В.Ю.Визе в 1929 году предложил идею, что можно не «вмораживать» корабль во льды, а попросту высадить экспедицию на лед и пустить ее в дрейф вместе с ним.

Это было очень кстати, ведь в 30 — е годы XX века началась эксплуатация Северного морского пути, и чтобы избежать разного рода происшествий, связанных с изменениями погоды, необходимо было иметь ее прогноз. И в 1936 году начальник Главсевморпути Отто Юрьевич Шмидт предложил создать дрейфующую станцию, которая бы в течение года провела гидрологические и метеорологические исследования.

Как известно, в самом центре Северного Ледовитого океана нет суши, нет никаких островов, и негде построить на постоянном месте научные станции, а использовать корабли, «вмораживая» их во льды — это не очень умно: их может унести неизвестно куда, а также может раздавить льдами. Поэтому высадка людей на прочную большую льдину в нужном районе Арктики, а также доставка всего самого необходимого, в том числе и оборудования, стало хорошей идеей.

Решено было начать дрейф от полюса, а по окончании работ и исследований — забрать полярников и оборудование самолетом. Руководителем экспедиции стал сам Шмидт, а начальником будущей станции должен был стать Иван Дмитриевич Папанин, бывший чекист, которому ранее доводилось руководить исследованиями на Земле Франца-Иосифа, и на мысе Челюскин. Также в экспедицию вошли: Э.Т.Кренкель — радист, Е.К.Федоров — геофизик и П.П.Ширшов — океанограф и врач.

Жилым помещением для зимовки у папанинцев стала брезентовая палатка, состоящая из разборного каркаса на основе алюминиевых труб, а сам брезент был утеплен в два слоя гагачьим пухом. Нижняя часть палатки (пол) была из накачанной воздухом резины.

×

Палатка папанинцев на Северном полюсе

Главным средством сообщения между экспедицией и большой землей стала радиосвязь. Это было две радиостанции на 80 Вт и на 20 Вт (на случай аварии), а также два комплекта аккумуляторов, заряжающихся от ветряка и от динамо-машины, и антенна.

Для зимовки были подготовлены еще и нарты, которые весили 20 кг. А еще на полтора года было взято провизии весом в 5 т.

В марте 1937 года 4 самолета Ант -6 вылетели из Москвы через Нарьян-Мар и Новую Землю на самый северный остров Земли Франца Иосифа — остров Рудольфа. Так как погода длительное время была неблагоприятной, то к полюсу сначала полетел самолет М.В.Водопьянова. Приземлившись, члены экипажа должны были установить сигнальные огни, а затем по радио вызвать остальных. 21 мая Водопьянов совершил посадку на Северном полюсе. Льдина, на которую он приземлился, была очень большой и толстой. Ее толщина была не менее 3 м, а площадь — 15 кв.км. Следующие самолеты прилетели не сразу. По разным причинам они задерживались. Последний самолет приземлился на льдине 5 июня. Но 6 июня уже состоялось открытие первой дрейфующей полярной станции. Вместе с полярниками на станции поселился пес по кличке Веселый.

У полярников ежедневно было много работы. Они делали научные наблюдения и отправляли метеосводки на материк. Помимо этого они занимались промерами глубин. Для этого им пришлось пробить толстый слой льда и, с помощью лебедки, опускать на дно стальной трос с грузом. Так стало возможно узнать глубину на Северном полюсе — 4290 м. Помимо глубин полярники измеряли давление воды на глубине, температуру, а также брали пробы воды и грунта.

Читайте также:  Хитрый преступник годами обманывал полицию по методу Скруджа Макдака


Папанинцы и пес Веселый

В пробах воды, взятой с глубины 250 — 600 м, при положительной температуре, был обнаружен планктон. Ширшовым было высказано предположение, что это теплое течение попадает сюда из Гольфстрима. Так стало известно, что Северный полюс — это не только бескрайние полярные льды, но и жизнь, находящаяся под ними. Да и на поверхности льдов полярники неоднократно встречали белых медведей и тюленей.

Вслед за весной наступило и арктическое лето. Солнце начало нагрвать льдину, и она стала таять на поверхности. Это повлекло за собой трудности и неприятности. Оборудование перенесли на возвышенности. Выяснилось, что погода в Арктике ничем не отличается от погоды на материке: циклоны сменяют антициклоны.

Но лето в Арктике длится совсем не долго, а вот зима — продолжительная. И зима — это не только мороз и холод, это еще и полярная ночь. Да и льдина не стояла на месте. а постепенно дрейфовала, и, по расчетам Шмидта, через определенное время она должна была приплыть к берегам Гренландии. Но не все оказалось таким безобидным. Скорость льдины увеличивалась с каждым месяцем, и если летом это было примерно 2 морских мили в сутки, то в ноябре стало 4. В самом начале 1938 года, в январе, льдину понесло с невероятной скоростью: 12 миль в сутки. И сама льдина этого не выдержала: ее начало ломать. и не только с краев. Папанинцам приходилось постоянно переносить оборудование с одного места на другое, где было более безопасно. А палатку вообще приходилось откапывать.

Палатка очутилась в яме из — за подтаявшего льда.

В дальнейшем, сильный шторм оставил от льдины лишь ее маленькую часть со сторонами 30 м на 50 м. И в это же время до берегов Гренландии оставалось всего каких — то 100 км. А льдина продолжала ломаться. Экспедиционеры срочно сообщили на материк, что им требуется помощь.

Чтобы спасти людей самолеты уже не годились. И за ними вышли два ледокола: «Ермак» и «Таймыр». Первый — из Кронштадта, а второй — из Мурманска. 12 февраля «Таймыр» был уже близок к дрейфующей льдине с полярниками, но оставшиеся 50 км пришлось проходить целую неделю — настолько сложным был этот участок. Все же 19 февраля экспедиция была снята с места своей зимовки, и дрейфующая станция «Северный полюс — 1» закончила свою деятельность.

Всего экспедиция пробыла на льдине 274 дня, и за это время на льдине проплыла 2200 км. Это время было потрачено на научные исследования и наблюдения:

— было произведено 33 промера глубин в разных местах Северного ледовитого океана, в 14 случаях глубина оказывалась более 3 км;

— 600 измерений скорости течений, установлено наблюдение за изменением скорости по мере удаления от полюса;

— также велось наблюдение за атмосферным электричеством, велись магнитные измерения;

— метеонаблюдения по программе полярных станций;

— передача метеосводок каждые 2 часа, во время перелета Чкалова, Громова и Леваневского.

Этот опыт стал первым в многолетней программе советских дрейфующих станций. Программа получила название «Северный полюс».

Вернувшихся полярников страна встречала как героев.

С 1954 года в центральной Арктике велись непрерывные исследования на работавших одновременно 2 — 3 станциях. В 1991 году наступил длительный перерыв в работе полярных станций, но через 12 лет, работы в Арктике возобновились.


Источник