В глухой и безлюдной тайге на Севере нашли заброшенную зону — жутковатое местечко

0
141

сейчас здесь царит полнейшая тишина и запустение, как и многие сотни лет назад.


В этих глухих архангельских и вологодских лесах некогда бурлила и кипела жизнь, если так можно сказать о деятельности десятков «зон» и исправительных лагерей, где силами заключенных рубили, заготавливали и вывозили на «большую землю» лес. Но сейчас здесь царит полнейшая тишина и запустение, как и многие сотни лет назад.

В хмурый осенний день мы пробирались или даже пробивались по одной из многочисленных таежных дорог, оставленных зэками — лесорубами к интересующей нас «точке» на самой границе Вологодской и Архангельской областей, где некогда был один из крупных лесопромышленных центров в этих краях – поселку Совза.

Дорога к бывшим «зонам» пролегает через множество речек с уже почти полностью разрушенными деревянными мостами, по глубоким глиняным и заболоченным колеям по старой лагерной «лесовозке».

×


Мосты по пути к Совзе

И чем дальше мы удалялись от «телепорта» Вытегра — Каргополь тем больше возникало вопросов, а сможем ли пробиться к заветной точке на карте. За прошедшие годы с «лесовозки» поснимали все плиты и разбили дорогу тяжелыми грузовиками.

Да и мосты уже были настолько плохими и жутковатыми на вид, что одно неверное движение и машина беспомощно рухнула бы вниз.

Совза

Но немного истории

Эти глухие болотные места стали лагерным районам очень давно — в конце 1930-х годов, когда был образован КаргопольЛаг в системе ГУЛАГ с центром в поселке Ерцево.

А в конце 1940-х годов из Ерцево к озеру Воже был проложен и основной участок железной дороги и образован лагерный пункт и поселок Совза.

Нетрудно догадаться, что «по этапу» в эти приветливые и живописные места на валку леса в конце 1940-х отправлялись не только отпетые преступники, но и политзаключенные по 58-й статье УК РСФСР. Одним из местных «сидельцев» был известный ученый и будущий доктор исторических наук — Владимир Кабо.


Мосты к Совзе

Он провел в Совзе четыре года с 1950 по 1954 год и писал об этих местах в своих мемуарах «Дорога в Австралию»:

Комендантский лагпункт Каргопольлага напоминал Афины времен Перикла. Здесь собрались самые блестящие умы советской столицы- их перевезли сюда, в Ерцево, где в них, очевидно, ощущался недостаток: ранее эти места славились только комарами.

Остатки домов в Совзе

По некоторыми данным, до середины 1970-х годов в Совзе находилось несколько «зон» — особого и строго режима и в которых содержалось до нескольких тысяч осужденных. В «гражданской» части поселка проживало еще пара сотен гражданских и служащих– надзиратели с семьями и обслуживающий персонал.

А к середине 1990-х после реформирования вместо прежних «зон» строгого и особого режима в Совзе осталась только колония — поселение на полторы тысячи заключенных и «вольных» поселенцев.


Панорама на Совзу

Добраться сюда было достаточно несложно — почти каждый день ходил ведомственный пассажирский поезд по маршруту Ерцево — Совза на котором добирались местные жители и заключенные «по этапу».

Обратно же по железной дороге вывозили лес с местных «лесоповалов». Но попасть на этот поезд случайному человеку было невозможно — требовался особый пропуск в ИТК — 23.


Панорама на Совзу

Бежать заключенным отсюда было некуда — вокруг топи и непроходимые болота, зимой стоят жуткие морозы, а летом живьем грызут полчища гнуса и комаров.

Совза же была настоящим «городом» в этой глуши и поселок одновременно располагался и в Архангельской и в Вологодской области, а граница проходила по центральной улице.

Читайте также:  Отец отправился с сыновьями в поход на целый год


Вид сверху на дома в Совзе

В поселке была пожарная часть, школа, детский сад и поликлиника, клуб и магазин. И вся территория делилась на гражданскую часть и остальную
— «зону».

К концу «девяностых» началась постепенная ликвидация колонии, сотрудников ИТК сокращали, начались перебои с электричеством.

Панорама на Воже и насыпь железной дороги

Поселок окончательно «умер» в 2003 году и последние жители держались в «мертвом» поселке до 2006 года. Тогда же разобрали большую часть железной дороги и отправили на переплавку в Череповец, а оставшиеся жители были вынуждены добираться в цивилизацию по разбитой лагерной «лесовозке».

После ликвидации поселка сюда нагрянули Вологодские и Архангельские «металлисты» и начали активно пилить и разбирать брошенное добро, а поживиться было чем — краны, остатки железной дороги, здания, плиты, тонны металла.


Пилили и разбирали очень долго и к 2021 году от Совзы уже не осталось ничего. Когда жители покидали эти места, многие дома пытались «консервировать» и заколачивать окна. Надеялись вернуться, наверное…

Но за прошедшие годы «металлисты» и природа вернули местность практически в первозданный вид.


Дома на Центральной улице

В поселке было восемь улиц, но за прошедшие годы без людей они все почти полностью заросли. Не говоря уже и о том, что болото отвоевало обратно свою территорию — весь поселок стоит на «кочке».


Заросшие улицы

На улицах еще можно заметить остатки особых северных «тротуаров» — прогнивших от времени деревянных настилов, которые позволяли не проваливаться в болото.


Остатки насыпи железной дороги и шпалы

Дома уже практически полностью скрылись в зарослях, на многих зданиях провалились крыши, но заглянув внутрь еще можно найти немало интересных артефактов от прежних хозяев — игрушки, чайники, газеты и журналы, обувь, остатки бытовой техники и многое другое.

Северные тротуары

Короткий световой день в середине октября не оставил нам шансов проехать по насыпи бывшей железной дороги до озеро Воже и посмотреть на сожженный шест лет назад мост через Свидь. Просто прогулялся немного по тайге и обнаружил присутствие дикого зверя — медвежьи следы повсюду, а оружие оставил дома.

Школа

Условия жизни, конечно, здесь были очень и очень непростые. Отопление дровами, с питьевой водой тоже всё непросто. Летом гнус и зимой много снега не говоря уже и о сильнейших морозах.

Подняв дрон с высоты птичьего полета просто удивляет размах этого поселка. И да, никакой мобильной связи вокруг — очень далеко до ближайших жилых поселков. Застрянешь — придется топать за трактором километров 50 примерно.



Бараков, где жили заключенные уже давно не осталось, впрочем как и колючки с вышками охраны.

Только гражданская часть поселка. Недолго думая я направился в центр поселка, где располагалась школа и медпункт.


Дом с участком и детской игрушкой

Перед школой на кочке сохранился плац из бетонных плит и это единственное место в поселке, где еще не поработали «металлисты». Здание школы почти полностью разрушено и бродить внутри уже небезопасно.

Школа

Заглянул и в длинное здание около школы — это был медпункт. Выглядит всё очень печально.

В одном из домов нашелся журнал учета производственного обучения. Похоже на профессиональную переподготовку особого «контингента» из здешнего «санатория».



Около некоторых домов валяются детские игрушки, садовый инвентарь и даже плита с холодильником.

Здесь жили люди, растили детей и, наверное, сажали картошку. А в остальное время надзирали за заключенными.

Источник